ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16
Свяжитесь с нами











РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ВСЕРОССИЙСКИЙ НИИ ЭКОНОМИКИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

И.Г. Ушачев

Директор Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства

Член Президиума Российской академии наук, академик РАН

Современное состояние и стратегические направления устойчивого развития агропромышленного комплекса России

Заседание Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России по теме «О повышении конкурентоспособности агропромышленного комплекса»

27 сентября 2016

г. Москва

Современный этап развития мировых процессов характеризуется высокой динамичностью, их противоречивостью и неоднозначностью. Происходящие трансформации порой носят двойственный характер и могут трактоваться как негативные, так и позитивные. В центре этих процессов оказалась и наша страна.

В сложившихся условиях мы должны ориентироваться на долгосрочные цели, на возможные риски и угрозы. Поэтому говоря о взгляде в будущее российской экономики в целом и российского села, мы считаем, прежде всего, что необходимо разработать стратегию социально-экономического развития нашей отрасли, как это и предусмотрено известным Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Однако активная работа по его реализации началась только сейчас, спустя целых 2 года.

В этой связи позвольте остановиться, на наш взгляд, лишь на основных экономических проблемах, связанных с устойчивым развитием АПК. Прежде всего, целесообразно еще раз обозначить цели, которые должны быть заявлены на долгосрочную перспективу.

Во-первых, накормить своих граждан и обеспечить продовольственную независимость государства, и стать одним из лидеров на мировом рынке продовольствия.

Во-вторых, стать одним из лидеров на мировом рынке продовольствия и, в-третьих, преодолеть вековой разрыв между городом и деревней, обеспечив современную и комфортную жизнь села на уровне XXI века.

В этой связи нельзя не сказать несколько слов, от какого сложившегося уровня экономики и социальной сферы мы должны обеспечивать динамичное развитие наших отраслей и комфортную жизнь села.

Вот несколько цифр.

В последние годы сельское хозяйство демонстрирует вполне удовлетворительные темпы прироста производства – это в 2013 г. к 2012 г – 5,8%, в 2014 г. к предыдущему году – 3,5%, в 2015 г. соответственно – 3%. За январь-август 2016 г. – 3,4%.

Правительством осуществляются меры по импортозамещению в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности, что позволило уже в 2015 г. по большинству видов сельскохозяйственной продукции и продовольствия, достичь ее пороговых значений, правда, кроме молочной продукции.

Кроме того, продолжается в ряде подотраслей формирование конкурентоспособных производств, в том числе в свиноводстве и птицеводстве, появились новые формы господдержки.

Вместе с тем, отрасль в целом еще не достигла даже дореформенного уровня. Так по данным официальной статистики, если рассчитывать в сопоставимом исчислении в ценах 1990 года, отставание составляет около 8 %. Это подтверждается продуктовым разрезом (табл. 1).

Таблица 1. Производство основных видов сельскохозяйственной продукции

Виды продукции

2015 г.,

млн тонн

Соответствующий объем производства в период до 1990 г.

Год

Объем, млн тонн

Зерно

104,3

1970

107,4

Сахарная свекла

37,6

1989

37,3

Картофель

33,6

1940

36,4

Скот и птица на убой

9,3

1987

9,4

Молоко

30,8

1957

31,1

Яйца, млрд шт.

42,5

1982

42,0

Шерсть, тыс. т

56,4

1922

55,2

Источник: составлена по данным Росстата

Даже по мясу свиней, несмотря на ускоренный рост в последние годы, также не удалось выйти еще на уровень, сложившийся в 1990 году: 3,5 млн т против 3 млн т в 2015 году, а о шерсти, баранине и льноволокне даже не приходится говорить. И лишь по мясу птицы достигнуто превышение более чем в 2,5 раза.

Одной из основных причин такого положения стала сложившаяся макроэкономическая ситуация, которая создает неблагоприятные условия для функционирования отрасли.

Несмотря на то, что в августе 2016 г. к соответствующему месяцу предыдущего года инфляция замедлилась до 6,9 %, а на продовольствие – до 6,5 %, реальные располагаемые доходы населения, определяющие емкость и динамику рынка, сократились на 8,3%. В связи с этим спрос на пищевые продукты в январе-августе 2016 г. сократился на 5,2 %.

В этих условиях возрастают риски и угрозы реализации тех стратегических задач, которые поставлены в Государственной программе развития сельского хозяйства и заявляются на более долгосрочный период.

Мы считаем, что на первый план выходит проблема привлечения инвестиций в АПК. Государство предпринимает значительные усилия по поддержке отрасли и стимулированию инвестиционного процесса. Так, на Госпрограмму развития сельского хозяйства в 2015 г. было направлено 237 млрд рублей, а в текущем году в условиях оптимизации бюджета на ее реализацию пока предусмотрено 215 млрд рублей.

Как известно, главными источниками инвестиций в стране являются прибыль товаропроизводителей и привлечённые средства, значительную долю которых составляют кредитные ресурсы.

Что касается собственных средств товаропроизводителей, то благодаря господдержке, в 2014-2015 гг. в отрасли была достигнута значительная рентабельность производства: с учётом субсидий в 2014 г. она составила 16,1 %, в 2015 г. – 22,3% (рис. 1).

Рисунок 1. Рентабельность сельскохозяйственных организаций (с учетом субсидий), %

Источник: составлено по данным Росстата

Правда, можно было бы ожидать сопоставимого увеличения инвестиций. Но их роста не последовало, наоборот, произошло существенное снижение. Фактически, темпы роста инвестиций в основной капитал в сельском хозяйстве в 2014 г., по данным Росстата, составили 97,5%, в 2015 г. – 87,1%, т.е. снижение за 2 года достигло 15%. При этом в первом полугодии 2016 г. ситуация улучшилась – прирост в основной капитал составил 9% (рис. 2).

Рис. 2. Динамика инвестиций в сельское хозяйство, %

Источник: составлен по данным Росстата

Выходит, что получение достаточной прибыли является необходимым, но отнюдь не достаточным условием увеличения инвестиций в отрасли. Так, почему же сложилась такая ситуация? В современных условиях гораздо большее влияние на инвестиционную активность оказывают условия банковского кредитования, о чем говорил Константин Анатольевич. Еще большее значение имеет отсутствие определённости в макроэкономической ситуации в стране и существенные инвестиционные риски.

При этом складывается неоправданная социально-экономическая дифференциация регионов, формируется целая группа депрессивных территорий.

В России к кредитованию имеет ограниченный круг высокорентабельных организаций (а их в отрасли всего около 30%). Для низкорентабельных или убыточных предприятий, а также малых форм хозяйствования доступ к кредитованию практически закрыт (табл. 2).

Поэтому целесообразно ставить вопрос о необходимости совершенствования форм господдержки отрасли и повышении ее доступности для малого бизнеса. Сейчас практически 60 % объемов субсидирования направляется на компенсацию части процентной ставки по кредитам, а воспользоваться данной формой поддержки могут лишь немногие.

Таблица 2. Средневзвешенные процентные ставки по кредитам в 2015 г.

Направления кредитования

РСХБ

ПАО

Сбербанк

Краткосрочные кредиты

на растениеводство, из них:

19,0

15,8

на проведение сезонных полевых работ

17,1

Х

на животноводство

18,3

14,4

на переработку продукции растениеводства и животноводства

14,5

Х

Инвестиционные кредиты

на растениеводство

17,5

14,9

на животноводство, из них:

15,8

12,6

на развитие молочного и мясного скотоводства

17,7

Х

на приобретение сельскохозяйственной техники и оборудования АПК

19,4

Х

Несмотря на то, что ключевая ставка уже снижена до 10 %, ее уровень является практически запретительным для простого крестьянина.

Одновременно целесообразно дифференцировать государственную поддержку товаропроизводителей в зависимости от их экономического положения, предусмотреть увеличение объемов несвязанной поддержки на 1 гектар пашни, на 1 кг реализованного молока, ввести субсидии на 1 условную голову скота.

Для сравнения в России размер несвязанной поддержки в растениеводстве составил 500 рублей на гектар, в то время как в среднем по ЕС этот показатель составляет 232 евро/га с вариациями от 754 евро/га на Мальте до 174 евро/га в Литве.

Важнейшим направлением повышения инвестиционной привлекательности и доходности сельскохозяйственного производства является повышение доли производителей в конечной цене продукции.

В долгосрочной перспективе решение проблемы справедливого ценообразования по всей продуктовой цепочке мы видим в широком развитии кооперации.

Одним из эффективных инструментов поддержания доходов сельхозтоваропроизводителей был бы переход к системе минимальных гарантированных цен, тем более, что похожий механизм широко используется в СЩА. Так, согласно действующему закону о сельском хозяйстве 2014 г., реализуется программа обеспечения потерь от падения цен на сельскохозяйственные культуры ниже уровня, установленного законом. Представляется, что использование подобных механизмов в России позволит снизить негативные влияния рыночной конъюнктуры на сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Еще одна наша постоянная нерешенная проблема – это диспаритет цен, который в 2016 г., как и в прошлом, складывается в пользу производителей промышленных товаров. В июне 2016 г. к соответствующему к декабрю 2015 г. цены производителей сельскохозяйственной продукции снизились на 3,2 %, а цены производителей промышленных товаров увеличились на 3,7 %.

В этой связи нам представляется целесообразным ограничить рост цен на материальные, энергоресурсы и тарифы хотя бы на тех рынках, где доминируют государственные компании, тем более что механизм решения этой проблемы по многим ценам и тарифам находится в руках Правительства. Например, стоимость 1 кВт/ч электроэнергии для сельхозтоваропроизводителей в 2,5-3 раза выше, чем для промышленности.

Важнейшим элементом экономического механизма для успешного функционирования агропромышленного комплекса является эффективная налоговая политика. Мы делаем выбор в пользу ее смягчения, предлагая, сохранить и расширить льготное налогообложение, во-первых, сельского хозяйства, а во-вторых, для предприятий перерабатывающей и машиностроительной отрасли.

§ ввести налоговые каникулы по ЕСХН для первично формируемых сельхозединиц по новым инвестиционным проектам сроком на 5 лет;

§ предоставить сельскохозяйственным товаропроизводителям, применяющим ЕСХН, право добровольного перехода на уплату НДС в качестве налогоплательщика ЕСХН;

§ установить ставки по ЕСХН в пределах от 0 до 6 % (при действующих 6 %) и предоставить это право субъектам Российской Федерации;

§ снизить ставки по страховым вычетам для малого бизнеса, внедряющего инвестиционные проекты с новыми рабочими местами.

§ ввести налоговое стимулирование инновационного бизнеса.

Для предприятий перерабатывающей и машиностроительной отрасли:

снизить ставку по налогу на прибыль для предприятий сельскохозяйственного машиностроения;

при внедрении наукоемкого оборудования, прогрессивных низкозатратных технологий уменьшить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на сумму этих капитальных вложений в размере до 50 %.

Один из основных факторов поддержания доходности сельхозтоваропроизводителей — адекватная система агрострахования. В России в последние годы в агростраховании наблюдаются негативные тенденции– сокращается не только доля застрахованных площадей (в 2011 г. – 19,3%; 2015 г. – 10,9%, а по данным на август месяц 2016г. она сократилась почти вдвое), но и размеры компенсации потерь.

Переход в России в 2012 г. на новую модель страхования не привел к росту рынка, поскольку действующая модель агрострахования выгодна в основном страховщикам.

В связи со сложившимся положением создана межведомственная рабочая группа которой предстоит выработать предложения по совершенствованию системы агрострахования.

Так, из 8,7 млрд рублей уплаченной страховой премии страховое возмещение составило менее 1 млрд рублей. Число организаций, принявших участие в страховании, уменьшилось вдвое, в том числе сельхозорганизаций — на 42,5%, фермеров на 62,3% по сравнению с 2014 г.

Основная причина неэффективности механизма агрострахования — ошибочная концепция, установившая порог утраты урожая при выплате страхового возмещения до 30% (с 2015 г. — до 25, с 2016 г. — до 20%). Непопулярность страхования у сельхозтоваропроизводителей требует принятия срочных мер. В частности, необходимо установить порог гибели урожая, с которого начинаются выплаты страхового возмещения, на уровне 5-7%.

Ключевым моментом устойчивого развития АПК является технико-технологическое обеспечение, развитие науки и инноваций в аграрной сфере. Следует отметить, что на конец 2015 г. старше 10 лет было 60 % тракторов, 45 % зерноуборочных комбайнов. При этом коэффициент обновления составил только 4 %, то есть на одном и том же тракторе придется отработать 25 лет.

Кроме того, доля импортной техники в общем количестве сельскохозяйственной техники в 2015 г. составила по тракторам 66,4%, зерноуборочным комбайнам — 20,7 и кормоуборочным комбайнам — 22, машинам и оборудовании для животноводства — 90%. Лишь 2% оборудования для пищевой промышленности производится в России, из них только пятая часть соответствует мировому уровню.

Это не позволяет в полной мере говорить о продовольственной безопасности с точки зрения технико-технологического потенциала. В то же время учеными-аграриями разработаны машинные технологии и технические средства нового поколения, способные конкурировать с лучшими импортными аналогами.

Как известно, аналогичные проблемы складываются и в сфере растениеводства. Если во всем мире семеноводство существует в виде неразрывной связки ключевых звеньев: науки (генетики, селекции), семеноводства и сельскохозяйственных производителей, то в России по причине существенного недофинансирования науки связь этих звеньев распалась.

В результате, если доля сортов иностранной селекции по большинству зерновых культур составляет не более 1-2%, то по таким культурам, как кукуруза, — 43, подсолнечник — 50, а по сахарной свекле почти 94%. Это приводит к высоким затратам на импорт семенного материала. В 2015 году почти 30 млрд рублей.

В качестве положительной тенденции следует отметить то, что кондиционными семенами засевается более 90 % посевных площадей.

В животноводстве мы наблюдаем высокий уровень зависимости от импортных ветпрепаратов, вакцин и кормовых добавок.

Таким образом, импортозамещение — это системная проблема, затрагивающая все сферы агропромышленного производства, производство средств производства, переработку, науку и управление этими процессами.

Важнейший фактор – это устойчивое развитие сельских территорий.

Нельзя не отметить сложившегося положения с реализацией задач по социальному развитию села. Казалось бы, показатели Госпрограммы выполнены, а по ряду из них даже существенно перевыполнены, однако, надо учесть, что они намного сокращены по сравнению с утвержденным вариантом (как принято говорить, скорректированы). Между тем социально-экономическая ситуация на селе остается сложной. Сокращается численность сельского населения.

Удельный вес жителей села составляет 26%, но в сельских поселениях проживает почти 40% всех российских безработных и малоимущих. Заработная плата в сельском хозяйстве остается недопустимо низкой и составляет только 57 % от средней по экономике.

Мы считаем, что необходимо как можно скорее развернуть лицом к селу госпрограммы других ведомств, связанные с реализацией Стратегии устойчивого развития сельских территорий, и ускорить исполнение поручения Президента о выделении в их составе подпрограмм либо индикаторов по мероприятиям, осуществляемым в сельской местности.

Аналогичное положение с Федеральной Программой мелиорации земель. Практически все ее целевые показатели были выполнены, а по отдельными из них превышены в 3-4 раза. В то же время поливами была охвачена лишь 1/3 учитываемых орошаемых земель (1,4 млн из 4,3 млн га).

В то же время ресурсное обеспечение этой программы оказалось меньше предусмотренного почти на 3,4 млрд рублей или 20 % за счет уменьшения средств из бюджетов субъектов Российской Федерации.

Мы хорошо понимаем, что бюджет страны переживает не лучшие времена. Конечно, нужно отдать должное Минсельхозу за те усилия, которые предпринимаются им по отстаиванию интересов отрасли. Но есть и другое: если откладывать решение насущных проблем отрасли и села на последующие годы, то это приведет в будущем как к усилению системных негативных последствий, так и потребности в изыскании в будущем несравненно больших средств для развития отрасли.

Определяющим фактором устойчивого сельскохозяйственного производства является эффективное использование земельных ресурсов. Как известно, Россия обладает значительным потенциалом продуктивных земель сельскохозяйственного назначения.

При этом представляется, что несовершенным остается весь комплекс земельных отношений, включая арендные, механизмы введения в оборот неиспользуемых сельскохозяйственных угодий и другие.

В этих целях, прежде всего, следует усовершенствовать систему управления земельными ресурсами, для чего необходимо:

провести объективную, полную и глубокую оценку состояния земель страны и тенденций развития земельных отношений;

сконцентрировать функции регулирования земельных отношений и организации использования и охраны земель в одном государственном органе управления;

завершить в течение 4-5 лет процессы разграничения земель на разном уровне, постановки земельных участков на кадастровый учет и их регистрацию.

Такие преобразования, несомненно, потребуют значительной государственной поддержки.

Если попытаться оценить перспективы развития сельского хозяйства, то можно, как минимум, предположить два сценарных варианта.

При «инерционном» варианте, если сохранятся сложившиеся на сегодняшний день тенденции, то темпы роста в предстоящие 15 лет окажутся в среднем на уровне 1 %. Этому сценарию в значительной мере соответствует прогноз ФАО-ОЭСР. Такое «развитие» отодвинет сельское хозяйство России от перспектив мирового лидерства. Конечно, этот вариант для нас не приемлем. Все понимают, что нужны коренные изменения. Вопрос в том, какими они будут?

«Оптимистичный» или целевой сценарий потребует, в первую очередь, наращивания инвестиционной и инновационной активности, которая является основой для структурной перестройки экономики и переходу к новому технологическому укладу.

Об обретении новой динамики российской экономикой говорит в своей статье и премьер-министр России в журнале «Вопросы экономики».

Ресурсный потенциал сельского хозяйства России, внедрение более совершенного организационно-экономического механизма и решение социальных проблем на селе позволили бы нам значительно нарастить производство сельскохозяйственной продукции. По нашим оценкам, если в целом не будет ухудшаться ситуация на мировом рынке, то можно прогнозировать среднегодовой прирост продукции сельского хозяйства на период до 2020 г. в размере 2-3%, а к 2030 г. она увеличится за десятилетие примерно ещё в 1,5 раза.

Наибольшие возможности обеспечить такой прирост заложены в зерновом секторе: валовой сбор зерна в объёме 150 млн т не является пределом наших возможностей. Значительные резервы роста имеются в производстве масличных культур, овощей, плодовой продукции.

В предстоящие 10-15 лет планируется интенсивное ведение работ по восстановлению молочного и мясного скотоводства, по мере роста спроса на внутреннем и внешнем рынках будет развиваться птицеводство и свиноводство.

Наша страна способна занять по производству зерна 3-е место в мире, в том числе пшеницы – 1-ое, картофеля, скота и птицы (на убой) – 3-4, сахара из сахарной свёклы – 1-ое.

По этим видам продукции будет формироваться и экспортный потенциал. Расчёты показывают, что в перспективе российский экспорт зерна будет способен обеспечить питание хлебом и хлебопродуктами до 500 млн человек. При этом мы считаем необходимым ускоренное развитие глубокой переработки зерна и экспорта продуктов с высокой добавленной стоимостью.

По своим объёмам экспорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия в суммарном выражении к 2020 г. сравняется с их импортом, а к 2030 г. способен в 1,5 раза превысить его.

При этом необходимо учитывать тесную интеграцию в рамках Евразийского экономического союза, например, с Республикой Казахстан можно выйти в мировые лидеры экспорта зерна, с Республикой Беларусь – занять высокое место по отдельным видам молочной и мясной продукции.

Конечно, впереди нелегкие времена, но мы верим, что нам удастся выйти из сложившейся ситуации, объединив усилия власти, бизнеса и науки.


Приложеные файлы: Ушачев ИГ. ТПП. Для публикации. Для Рыбакова А.