ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16
Свяжитесь с нами











РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК

ВСЕРОССИЙСКИЙ НИИ ЭКОНОМИКИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

 

 

И.Г. Ушачев

 

Вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук,

директор Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства,

академик

 

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

КАК БАЗОВЫЙ ФАКТОР ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 

(Доклад на Круглом столе «Продовольственная безопасность –

основа устойчивого развития России», 7 апреля 2009 г.)

 

 

Уважаемый Сергей Михайлович!

Уважаемые коллеги!

 

Наш Круглый стол проходит как никогда в сложной социально-экономической ситуации, особенно для аграрного сектора. С одной стороны, мы отмечаем положительные результаты 2008 г., которые создавали базу для дальнейшего развития аграрного сектора, с другой стороны на не окрепший агропромышленный комплекс наложился новый финансово-экономический кризис, что уже отрицательно сказалось на результатах его деятельности в последние месяцы прошлого года и начале 2009. Это вызывает серьезные опасения стагнации, а возможно и очередного отката от достигнутых позиций. Поэтому сейчас, на наш взгляд, обсуждая проблемы продовольственной безопасности нельзя не учитывать сложившуюся ситуацию и Антикризисную программу Правительства Российской Федерации. Очень важно реально, подчеркиваю – реально, оценить итоги 2008 года с тем, чтобы предпринять упреждающие меры и нейтрализовать существующие и вновь возникшие угрозы, которые могут привести к уменьшению объемов производства, ухудшению доступности для населения жизненно-важных видов продовольствия.

К таким угрозам относятся:

·        снижение доходности сельскохозяйственного производства из-за ограничения роста цен на сельскохозяйственную продукцию в условиях опережающего повышения цен на материально-технические ресурсы;

·        сокращение уровня государственной поддержки сельского хозяйства;

·        высокий уровень закредитованности сельскохозяйственных организаций в условиях снижения их доходности;

·        спад производства в отраслях, обеспечивающих АПК материально-техническими ресурсами;

·        ухудшение кадрового потенциала отрасли. Снижение уровня доходов в сельском хозяйстве ускорит отток квалифицированных кадров из сельскохозяйственного производства и сельской местности;

·        падение спроса на продовольственные товары. В прошлом году около 19 млн. чел. имели доход ниже прожиточного минимума, а сегодня около 7 млн. человек потеряли работу.

При этом необходимо также учитывать, что агропромышленный комплекс страны еще не преодолел негативные последствия социально-экономических преобразований 90-х годов прошлого столетия, не восстановлено производство дореформенного периода, огромные площади земель сельскохозяйственного назначения не используются, снижается производственный потенциал сельского хозяйства, продолжается сокращение поголовья крупного рогатого скота. Одновременно учитывается возможное сокращение инвестиций на развитие отрасли и снижение других целевых показателей формирования материально-технической базы сельского хозяйства.

Из общего перечня проблем аграрного сектора позвольте выделить, на наш взгляд, только несколько основных.

Первое. В 2008 г. несмотря на высокие темпы роста производства, экономические показатели сельского хозяйства не только не улучшились, но и по ряду позиций ухудшились. Ниже стал уровень рентабельности, если считать в сопоставимом выражении, снизился и абсолютный размер прибыли, возросла закредитованность хозяйств. По предварительным данным в 2008 году реализация сельскохозяйственными организациями мяса крупного рогатого скота была убыточна во всех субъектах Российской Федерации, кроме Республики Калмыкия, свиней – в 44 регионах из 78, овец – в 42 из 71, птицы – в 43 из 76 субъектов Российской Федерации.

Второе, по-прежнему остается нерешенной проблема формирования цен на агропродовольственном рынке. Темпы роста потребительских цен на розничном рынке существенно опережают цены реализации сельскохозяйственных товаропроизводителей. В результате падает их доля в конечной цене и сдерживается потребительский спрос населения. Таким образом, страдает и производитель, и потребитель. Особенно в прошлом году это проявилось на рынках зерна и мяса. Поэтому не случайно в прошлом году продовольственная инфляция достигла 16,5%, в то время как в сельском хозяйстве рост цен в декабре 2008 г. к декабрю 2007 г. лишь 2,5%. Можно еще как-то оправдать рост цен на те продукты, по которым высокой остается доля импорта, но нельзя дать разумное объяснение, например по хлебу, цены на который выросли более, чем на 25% при огромных объемах производства и экспорта зерна.

И, конечно же, сохраняется старая болезнь – диспаритет цен между сельскохозяйственной и промышленной продукцией.

Третье. Доступ сельхозтоваропроизводителей на рынок. Согласно мониторингу реализации Госпрограммы, который проводился в 30 регионах страны всех административных округов, и было опрошено более 15000 респондентов, на вопрос о том, испытывают ли они трудности при реализации сельхозпродукции почти 60% ответили утвердительно. Кстати, та разница в ценах, которая складывается на агропродовольственном рынке является следствием отсутствия реальной инфраструктуры агропродовольственного рынка. В развитых странах этот вопрос решается через развитие кооперации. По таким продуктам как молоко в США 70% молока реализуется через кооперативы, в Северных странах – почти 100%. Такое же положение во Франции, Германии, Японии. Национальные проект и Госпрограмма предусмотрели развитие сбытовой кооперации для мелкотоварного производства, но большая часть созданных кооперативов так и не работает. Видимо, необходимо еще раз вернуться к этому вопросу, сформировать ведомственную целевую программу по развитию кооперации, предусмотрев в ней целый ряд экономических стимулов и организационных мер, имея в виду ослабление антимонопольного пресса, государственную поддержку создания заготовительной инфраструктуры и переработки продукции, льготное кредитование, особенно инвестиций и другие.

И четвертое. Это социальные проблемы села. Будем откровенны. Пока не удалось серьезно продвинуться ни в вопросах повышения занятости, улучшения демографии, и в формировании социальной инфраструктуры, снижении бедности и повышении доходов сельского населения. Несмотря на то, что темпы роста оплаты труда в сельском хозяйстве опережают средние показатели по стране, вместе с тем, их соотношение все равно остается на уровне 48%, а сельское хозяйство по уровню оплаты труда делит последние места с текстильным и швейным производством.

Что бы мы считали целесообразным предпринять в сложившихся условиях, когда сейчас обсуждается Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации и завершается работа над проектом Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации. Насколько мы понимаем в этой программе в части сельского хозяйства предусмотрено главным образом поддержка кредитования и лизинга. Безусловно, это крайне необходимо. Но по нашему мнению этого совершенно не достаточно. Такими мерами не устраняются те угрозы, о которых, в частности, шла речь. Мы хорошо понимаем, что у Правительства сейчас нет больших финансовых возможностей. Но не решив вопрос о доходности в сельском хозяйстве, мы поставим экономику страны еще в более сложное положение. Кроме того, вопросы доходности можно решить и рядом других мер, например, мораторием на банкротство, налоговые каникулы, отсрочку платежей по задолженности по бюджету и целый ряд других мер, которые бы позволили ослабить финансовый пресс на кризисный период.

Министерство уже объявило интервенционные цены на зерно, но видимо целесообразно ввести в целом систему индикативных цен на все виды сельскохозяйственной продукции. В целом же в кризисный период не лишним было бы по ряду экономических механизмов перейти на ручное управление, не нарушая в целом рынка.

Далее на наш взгляд необходим дифференцированный подход государственной поддержки, имея в виду особое внимание, обратив на депрессивные районы, значительная часть которых находится в Нечерноземных районах, на Дальнем Востоке. Особо хотелось бы подчеркнуть судьбу Нечерноземной зоны. Ее не удалось полностью восстановить в дореформенный период, и больше всех она пострадала в 90-е годы и в последнее десятилетие.

Еще один вопрос связан с функционированием отрасли, обеспечивающей функционирование сельского хозяйства. Так, в январе-феврале в стране производство комбайнов сократилось на 1/3, кормоуборочных комбайнов – в 3 раза, тракторов – в 5 раз. За два месяца этого года было выпущено 342 трактора, 54 кормоуборочных комбайна, а показатели по производству доильных установок Росстат перестал публиковать. Образуется замкнутый круг, когда хозяйства не могут приобрести отечественную технику, промышленность сокращает и без того мизерное ее производство, что в свою очередь отрицательно скажется на уровне производства. Видимо, повышая уровень доходов сельскохозяйственных товаропроизводителей, нужно одновременно открыть для них рынок сельскохозяйственных машин и оборудования под гарантии государства.

Что касается социальных аспектов, то нам представляется, что необходимым, наоборот, усилить государственную поддержку реализации программы социального развития села с тем, чтобы создать у крестьянина позитивное ожидание повышения доходов и улучшения условий его жизни. В противном случае, после кризиса и помогать то будет некому.

Говоря о продовольственной безопасности и продовольственной независимости, следует отметить, что, к сожалению, Россия до сих пор не вышла на рекомендуемый уровень потребления своими гражданами основных пищевых продуктов, особенно если рассматривать этот вопрос дифференцированно по группам населения с разным уровнем доходов. Фактическое потребление молочной и мясной продукции ниже рекомендуемых норм на 20%, рыбной – на 45%, группа населения с наименьшими доходами потребляет меньше, чем в группе с высокими доходами мяса и мясопродуктов – в 2,5 раза, молока и молокопродуктов – в 2,1 раза, овощей и рыбопродуктов – в 2,2 раза, фруктов и ягод – в 3,9 раза, яиц – в 1,7 раза.

Однако даже этот уровень потребления достигается не только за счет собственного производства, но и в значительной мере за счет импорта, затраты на обеспечение которого уже превысили 35 млрд. долл. США. Отечественные производители пока не могут обеспечить продовольственной независимости страны. Если взять долю отечественной продукции в общем объеме потребления, то, по нашим расчетам, она составляет:

·           по мясу – 60%;

·           по молочным продуктам – менее 80%;

·           по сахару – 58%;

·           по овощам – 84%;

·           по фруктам – 40%.

Для оценки степени достижения обеспечения продовольственной безопасности предлагается использовать следующие пороговые значения:

по зерну и картофелю - не менее 95%;

по сахару и растительному маслу - не менее 80%;

по мясу и мясопродуктам (в пересчете на мясо) - не менее 85%,

по молоку и молокопродуктам (в пересчете на молоко) - не менее 90%;

по рыбе и рыбопродуктам - не менее 80%;

При определении этих пороговых значений были учтены, прежде всего, следующие факторы: во-первых, это необходимость обеспечения рациональных норм потребления пищевых продуктов; во-вторых, влияние доли импорта на ценовую устойчивость агропродовольственного рынка. Известно, что если доля импорта продовольственных товаров превышает пороговую величину в 10-15%, то он служит уже не дополнением к внутреннему агропромышленному производству, а существенно подавляет его и приводит к сужению возможностей его развития и потенциально - к спаду производства; в-третьих, наши возможности с учетом природно-климатического потенциала производить конкурентоспособную продукцию.

Мы учитывали общепризнанные показатели ФАО граничной доли импорта продовольственных ресурсов примерно в 17%. Если же взять США и ЕС, то они исходят из необходимости обеспечения 100% независимости. Даже Япония, у которой в 100 раз меньше пашни на человека чем в США и России, обеспечивает население собственным рисом на 100%, а по остальным видам продукции на 45% и это, несмотря на то, затраты на производство риса в 7 раз выше, чем в других рисопроизводящих государствах, но при этом экономическая доступность риса для населения обеспечивается за счет 87%-го уровня поддержки аграрных цен.

Что касается зерна и картофеля, то наша страна должна практически полностью обеспечивать себя отечественной продукцией, но это не означает, что на нашем рынке не должно присутствовать определенное количество импортной продукции, например, риса или раннего картофеля.

Говоря о сахаре и растительном масле, надо иметь в виду, что по нашим природно-климатическим условиям мы не можем обеспечить себя всеми видами растительного масла, а также сахара из-за высокой конкурентоспособности сахара-сырца.

Что касается мясопродуктов и молока, здесь учитывались как наши потенциальные возможности на обозримый период, так и необходимость обеспечения ценовой стабильности по этим важнейшим видам продовольствия.

Несмотря на кризис, мы располагаем большими возможностями для того, чтобы выйти из него с меньшими потерями и обеспечить устойчивый экономический рост. Мы имеем в виду, прежде всего возможности научно-технического потенциала отрасли. Наука предлагает к производству адаптивные для различных природно-экономических зон страны системы земледелия, новые сортовые технологии возделывания сельскохозяйственных культур, новые селекционные формы животных и птицы. Имеются неплохие разработки по новым машинам и оборудованию, не уступающие мировым аналогам.

Здесь вопрос упирается в освоение инноваций, имея в виду опять же финансовые возможности сельскохозяйственного производства, а также и организационные аспекты, ибо другого выбора, кроме как инновационной модели, у нас нет.

Таким образом, несмотря на кризисное положение, мы считаем, что необходимо незамедлительно принять Доктрину продовольственной безопасности, ведь именно в этом документе определены основные направления, целевые индикаторы, механизмы, разграничение функций по обеспечению продовольственной безопасности. Она ориентирует на выполнение основных показателей, заложенных в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. Принятие Доктрины в сложившейся ситуации стало бы стабилизирующим фактором как для агропромышленного производства, так и для экономики страны в целом.

 

 

            При использовании материалов ссылка на сайт ВНИИЭСХ обязательна

©ГНУ ВНИИЭСХ

 


Приложеные файлы: Доклад Ушачева И.Г.