ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16
Свяжитесь с нами











РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК
ВСЕРОССИЙСКИЙ НИИ ЭКОНОМИКИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

 

Тарасов Владимир Иванович

Руководитель Аграрного центра ЕврАзЭС при ВНИИЭСХ,

действительный член Международной академии информатизации

 

Изменение рисков и угроз обеспечения продовольственной безопасности в условиях мирового продовольственного кризиса и присоединения России к ВТО

 

Доклад на круглом столе «Мировой продовольственный кризис и продовольственная безопасность России»

в рамках V международной научной конференции «Инновационное развитие экономики России: сценарии и стратегии»

МГУ им. М.В. Ломоносова

20 апреля 2012 года

 

 

При рассмотрении такой деликатной темы как оценка последствий присоединения России к ВТО необходимо принимать во внимание как обилие разнонаправленных мнений экспертов различных экономических школ и советников органов управления, так и учитывать глубинные причины, которые непременно должны привести к расчетным последствиям, поскольку в основе их природы заложена долгосрочная аграрная политика различных государств, их региональных формирований и лоббирующих их интересы всевозможных институциональных надстроек в формате международных организаций, в качестве одной из которых можно рассматривать Всемирную торговую организацию (ВТО).

Многим неизвестно, что ВТО не является межправительственным наднациональным органом и не имеет даже близкого к ФАО статуса при ООН. Она представляет собой всего лишь одну из международных неправительственных организаций, созданных с целью либерализации международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов.

По откровенному мнению бывшего министра сельского хозяйства РФ в период с 1999 по 2009 гг. А.В. Гордеева, «ВТО - это организация лицемерная и неполезная для развивающихся стран. По большому счету это штаб защиты экономических интересов крупных западных государств и, прежде всего, США».

Наиболее профессионально квалифицировал ВТО как организацию лауреат Нобелевской премии по экономике 2001 года Джозеф Стиглиц, который утверждал: «ВТО стала наиболее наглядным символом глобальных несправедливостей и лицемерия передовых промышленных стран… проповедуя…необходимость отказа от субсидирования производства, сами они продолжают предоставлять миллиардные субсидии своим фермерам… ».

В силу своей исключительно коммерческой природы ВТО, в отличие от ФАО, не только не участвует в реализации различных программ борьбы с голодом, но и остается в стороне от борьбы с ростом цен на мировом продовольственном рынке и их чрезмерной волатильностью, вызванной приходом на этот рынок огромного количества свободных финансовых ресурсов.

Вместе с тем, в политике национальной безопасности большинства государств все более значительное место начинает занимать агропродовольственная политика, и прежде всего, обеспечение продовольственной безопасности через достижение  продовольственной независимости. Если тема продовольственной безопасности в настоящее время освещается достаточно широко, то фундаментальное значение продовольственной независимости затрагивается и интерпретируется гораздо реже.

Однако, через призму продовольственной независимости, гораздо профессиональнее воспринимаются любые события, связанные с экономической безопасностью и социальной напряженностью, вызванной недостатком того или иного вида продовольственного ресурса, включая цепочку недавних революций в арабском мире. Ведь продовольственная независимость, измеряемая как доля потребляемого в стране продовольствия, произведенного отечественными сельхозтоваропроизводителями, отожествляется с уровнем суверенной независимости государств.

Достаточно вспомнить эмбарго на поставку продовольствия Советскому Союзу, которое было объявлено по призыву США практически всеми крупными поставщиками продовольствия в 1980г., чтобы оценить с каким опасным оружием пришлось иметь дело руководству Советского Союза. И только Аргентина тогда не присоединилась к эмбарго в благодарность за её поддержку в Фолклендском конфликте.

Именно поэтому, все основные адепты капиталистического мира стараются держать уровень продовольственной независимости своих государств по основным продуктам питания на уровне, превышающем 1,0, т.е. гарантируя 100 - процентную потребность населения своих государств в основных видах продовольствия за счет национальных товаропроизводителей.

Поскольку обеспечить точно 100 - процентную потребность в продовольствии затруднительно даже в условиях плановой социалистической экономики при её директивном механизме регулирования, то совершенно невозможно добиться этого в условиях упования на хаотичные рыночные механизмы регулирования. В связи с этим, в целях обеспечения уровня продовольственной независимости, равного 1,0, многие экономики мира сталкиваются с проблемами локального перепроизводства или локального дефицита тех или иных видов продовольствия и изыскивают механизмы и способы избавления от избыточной продукции.

 Наиболее распространенной формой такого регулирования рынка является захват локальных рынков других государств за счет  широкого использования  механизмов демпинга и торгово-политического лоббирования. В последнее время получил распространение механизм переброски продовольственных излишков на биотехнологическую переработку с получением комбикормов для животных, биофармпрепаратов и биотоплива. Применительно к переработке наиболее распространенных сельскохозяйственных культур – кукурузы и пшеницы, такая переработка может обеспечить 100-ную рентабельность. Сложнее обстоят дела в случае перепроизводства продукции животноводства и птицеводства. В этом случае основным механизмом становится захват внутренних продовольственных рынков других государств.

Реализуемая в этой сфере политика США и обеспечивающие её механизмы ВТО достаточно адекватно проявились в конфликте Китая и США в сфере экспорта американской стороной на китайский рынок мяса птицы. Суть возникшего конфликта заключается в том, что Китай в одностороннем порядке на основании собственных доказательных  данных о демпинговых поставках этой продукции ограничил ее импорт из США на 600 тыс. тонн в год, заменив её поставками аналогичной бразильской продукции.

Направив свои претензии в арбитражный орган ВТО, США оценили причиненный им Китаем ущерб в 300 тыс. потерянных рабочих мест и 1 млрд. долларов США. Эти данные как нельзя кстати могут быть использованы российскими производителями мяса птицы при оценке последствий присоединения России к ВТО для их отрасли.

Обострившаяся проблема, связанная с необходимостью сбыта американскими производителями излишков мяса птицы и свинины, обусловлена не только объективно возникающим локальным перепроизводством той или иной продукции, что подтверждается графиками, изображенными на Рисунках 1 и 2, но и так называемым планом Обамы, который поставил перед агропродовольственным сектором США задачу удвоения экспорта своей продукции в ближайшие пять лет.

Рис.1.  Уровни продовольственной независимости России и её основных конкурентов по мясу птицы

 

Источник: по данным сайта www.fapri.iastate.edu

Рис.2. Уровни продовольственной независимости России и её основных конкурентов по свинине

 

 

Источник: по данным сайта www.fapri.iastate.edu

 

 

Для защиты своих внутренних рынков государства объединяются и создают региональные интеграционные формирования, названные нами РИФами. Ознакомление со сравнительной динамикой их образования и пополнения числа членов ВТО, приведенными на Рисунке 3, показывает, что уже начиная с 2007 года число РИФов устойчиво превышает число членов ВТО и в дальнейшем этот разрыв только нарастает.

Надежным механизмом защиты таможенной территории РИФов является таможенное квотирование и установление запретительных тарифов на сверхквотные поставки продовольствия. Характерной иллюстрацией такой политики являются приведенные в Таблице 1 данные о размерах внеквотных пошлин на поставку на таможенную территорию ЕС основных видов продовольствия.

 

 

Рис.3. Сравнительная динамика изменения числа членов ВТО и региональных интеграционных формирований

 

Таблица 1

Внеквотные пошлины ЕС на основные виды продовольствия

Наименование видов продовльствия

Уровень внеквотных пошлин

Говядина охлажденная

174%

Говядина мороженная

215%

Сахар белый

215%

Кукуруза

  84%

Пшеница

          173%

 

Другим эффективным механизмом защиты внутреннего продовольственного рынка и захвата внешних рынков сбыта излишков продовольствия является повышение конкурентоспособности продовольственных товаров своих производителей путем возмещения части затрат за счет государственных субсидий.

Этот уровень является камнем преткновения как в спорах между развитыми и развивающимися странами внутри ВТО, из-за чего сорвано уже несколько Министерских конференций, так и при присоединении России к ВТО.

Наиболее достоверными можно считать данные об уровне поддержки сельхозпроизводителей в пересчете на 1 рубль произведенной продукции, приведенные на Рисунке 4. Они говорят о том, что для производства конкурентоспособной на мировом рынке продовольственной продукции для товаропроизводителей большинства Субъектов Российской Федерации с учетом природно-климатических особенностей регионов должна оказываться поддержка на уровне нефтедобывающей Норвегии, т.е. в десятикратном объеме по сравнению с существующим в России уровнем. И только для ряда Субъектов Российской Федерации, расположенных в благоприятных природно-климатических условиях Черноземья, Поволжья, Южной Сибири и Урала, увеличение поддержки может ограничиться 3-5кратным уровнем.

Рис.4. Уровень поддержки сельхозтоваропроизводителей
(в пересчете на 1 рубль произведенной продукции, копеек)

 

 

 

 

 

 


Однако даже согласованное с ВТО возможное троекратное увеличение уровня поддержки российских сельхозтоваропроизводителей не обеспечивается российским Правительством ни в рамках Программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы, ни в проекте Программы на 2013-2020 годы.

Вследствие этого, как показывают данные, приведенные на Рисунке 5, российские сельхозтоваропроизводители присоединяются к ВТО будучи безнадежно закредитованными на 1,5 трлн. рублей и существенно ослабленными как потенциальные конкуренты перед грядущими зарубежными поставками основных видов продовольствия.

Рис.5.  Состояние АПК России на момент присоединения к ВТО

 

Источник: составлено на основе данных годовых отчетов Министерства сельского хозяйства РФ (mcx.ru)

 

Вместе с тем, многими российскими отраслевыми союзами сельхозпроизводителей и переработчиков были разработаны серьезные программы развития своих отраслей, рассчитанные на надежную защиту внутреннего рынка от агрессивного импорта и государственную поддержку. Образцом такого подхода могут служить данные, приведенные на Рисунках 6-8, разработанные экспертами Мясного союза России. Они предусматривают ликвидацию импортозависимости России к 2015 году по всем видам мясного сырья и переход от импорта к экспорту мяса птицы и свинины.

К сожалению, эти планы могут серьезно измениться в отрицательную сторону при вступлении в силу подписанных Соглашений о присоединении России к ВТО.

 

Рис.6. Прогноз развития рынка мяса птицы в РФ, тыс. тонн по оценке экспертов Мясного союза России

Источник: Мамиконян М.Л.,2008г

 

 

Рис.7. Прогноз развития рынка мяса говядины в РФ, тыс. тонн по оценке экспертов Мясного союза России

Источник: Мамиконян М.Л.,2008г

Рис.8. Прогноз развития рынка мяса свинины в РФ, тыс. тонн по оценке экспертов Мясного союза России

Источник: Мамиконян М.Л.,2008г

 

Все предстоящие негативные последствия присоединения России к ВТО невозможно компенсировать различными упоминаниями о гипотетических плюсах, в частности о возможности защиты в будущем интересов России в арбитражных органах ВТО. Абсурдность таких ожиданий опровергается данными, приведенными на Рисунке 9, который наглядно демонстрирует, что после присоединения Китая к ВТО в 2001 году количество предъявленных к нему претензий не только не уменьшилось, но даже возросло.

Рис.9.  Динамика рассмотрения в арбитражном органе ВТО претензий к Китаю

 

 

 

 

 

 

В настоящее время нет недостатка в желающих дать свою оценку последствям присоединения России к ВТО, что привело к целому половодью таких оценок, которые часто совершенно не согласуются друг с другом. Для того, чтобы в известной мере упорядочить множество опубликованных оценок нами предложена система их классификации, которая в основных чертах была апробирована при оценке последствий интеграции аграрного рынка России в Таможенный Союз.

В основу этой классификации положена принадлежность полученных оценок, в связи с чем предложено различать эффект последствий присоединения России к ВТО:

 

·                    для производителей - ЕP;

·                    для потребителей –EC;

·                    для трейдеров – ET;

·                    для финансового сектора – EF;

·                    для бюджета государства – EG.

Естественно, что все эти эффекты должны быть просуммированы по всем отраслям народного хозяйства и/или по субъектам Российской Федерации, результатом чего должен быть интегральный эффект последствий присоединения России к ВТОEI.

Таким образом, для России в целом

EI= ЕP+ EC+ ET+ EF+ EG                     (1)

В то же время, для каждой отдельной отрасли, например для зерновой (grain),  эта формула принимает вид:

EIg= ЕPg+ ECg+ ETg+ EFg+ EGg                          (2)

В случае дальнейшей дифференциации и перехода к получению оценки  последствий присоединения России к ВТО для отдельного  субъекта Российской Федерации, например для зерновой отрасли Краснодарского края, это выражение примет вид:

EIgKR= ЕPgKR+ ECgKR+ ETgKR+ EFgKR+ EGgKR           (3)

Таким образом, встречаясь с опубликованными данными по оценке последствий присоединения России к ВТО по результатам оценки влияния изменения импортных тарифов на оптовые цены производителя даже в рамках всей Российской Федерации, следует сразу учитывать, что мы имеем дело только с одной из составляющих EI, в частном случае EP. Вместе с этим надо иметь ввиду, что на величину EP будут оказывать серьезное воздействие изменения нетарифных и системных мер регулирования.

Предложенная схема дает возможность при сопоставлении и анализе расхождений в оценке последствий присоединения России к ВТО различными авторами, авторскими коллективами и экспертами отраслевых союзов и ведомств провести их идентификацию и предпринять попытку выявления и интерпретации получающихся расхождений в оценках.

При переходе к рассмотрению оценок различных экспертов последствий присоединения России к ВТО следует учесть, что в настоящее время наблюдается второй бум в потоке таких оценок. Первый пик приходился на 2003-2005 гг., когда по оценке руководителей Министерства экономического развития и Членов переговорной делегации Россия была как никогда близка к принятию в эту организацию, но, как утверждала пресса, демарш аграриев [3], заявивших о том, что «российский АПК теряет от этого вступления 4 млрд. долл. в год» стал основным раздражителем на переговорах с ВТО и привел к их перерыву.

К тому же периоду относятся первые фундаментальные оценки последствий присоединения России к ВТО экспертов Всемирного Банка (ВБ-2004) и Российской академии наук и Национального инвестиционного совета (РАН-2004), результаты которых приведены в Таблицах 2 и 3и на рис. 10.

Таблица 2

Оценка экспертов Российской академии наук и Национального инвестиционного совета (РАН-2004)

Показатель

Максимальные потери

от доли ВВП в %

1%

 в млрд.долл.

2,5 млрд. долл.

 

 

 

 

Таблица 3

Оценка экспертов Всемирного Банка

Отрасли

Объем

производства

Экспорт

Импорт

Численность

рабочей

силы

Пищевая

промышленность

-14%

-8%

+38%

-15%

Сельское

хозяйство

-3%

-6%

+11%

-3%

Машиностроение, включая сельхозмашиностроение

-12%

-8%

+20%

-13%

Анализ подготовлен 

Джеспером Йенсеном (Высшая школа "Экономикс", Копенгаген),

Томасом Руэерфордом (Колорадский университет. США),

Дэвидом Тарром (Всемирный банк)

 

Фактически серия современных экспертных оценок ожидаемых последствий присоединения России к ВТО во многом совпадает с первой волной оценок  и прежде всего в существенном разбросе как по величине, так и по знаку этих последствий.

Природа этих расхождений объясняется кривой, изображенной на Рисунке 1, которую для удобства дальнейшего обсуждения назовем «анакондой». В основании этой «анаконды» размещаются отрасли, которые потенциально могут оказаться в наибольшем выигрыше от присоединения России к ВТО, и представители которых практически не выступают с оценками своих плюсов ни в общедоступной прессе ни в профессиональных аудиториях.

 

Рис.10.  Оценка экспертов Всемирного Банка

 

 

 

            Исходя  из изложенного выше подхода о структуре интегральной оценки присоединения России к ВТО, можно ожидать рост ВВП за счет таких отраслей как  финансовые услуги, телекоммуникации, общественное питание, торговля, почтовые и жилищно-коммунальные услуги. Предпосылкой этого является рост цен в указанных отраслях и, соответственно, рост затрат населения и домохозяйств, который трактуется как увеличение благопотребления (welfare). И хотя эта оценка экспертов Всемирного Банка была сделана в 2004 году, каждый ощутил ее корректность на себе, поскольку весь этот период мы живем в обстановке непрерывного роста цен на энергоносители, энергопотребление и связанные с этим жилищно-коммунальные услуги, поскольку выравнивание внутренних цен на энергоносители  с мировыми ценами было одним из основных требований Европейского союза к России в рабочей группе по присоединению России к ВТО.

            К числу самых пострадавших отраслей экспертами Всемирного Банка отнесены пищевая промышленность, машиностроение, включая сельхозмашиностроение, легкая, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность. Как показывают данные, приведенные в Таблице 2, присоединение России к ВТО может привести к сокращению объема производства в пищевой промышленности и машиностроении соответственно на 14 и 12% с одновременным высвобождением численности работающих и образованием новых российских безработных соответственно в количестве 15 и 13 % от численности занятых в этих отраслях.

Это не мешает экспертам Российской экономической школы в 2012 году обосновать прогноз, что ежегодный прирост ВВП экономики России при присоединении к ВТО составит 0,41% и через 5-6 лет возрастет до 0,96% после окончательного снижения импортных тарифов по завершению имплементационного периода. Одновременно с этим они прогнозируют снижение торгового профицита государственного бюджета на 10%.

Можно говорить о достаточно высокой сходимости оценок с поправкой на то, что по оценке экспертов Всемирного Банка ухудшение  баланса экспортно-импортных операций в сфере пищевой промышленности может достигнуть 46%, а в сфере сельскохозяйственных товаров – 17%.

При этом следует отметить, что оценки экспертов Российской экономической школы также как и Национального инвестиционного совета в основном относятся к последствиям изменения импортных тарифов. Что же касается интегральной оценки последствий присоединений России к ВТО, выполненной экспертами российского союза промышленников и предпринимателей и ВТО-информ, то они являются гораздо более негативными, если судить по данным, приведенным в Таблице 4.

Таблица 4

Интегральная оценка последствий присоединения России к ВТО

по данным РСПП и ВТО-Информ

Наименование отрасли

 

Потери от присоединения России к ВТО

Производство свинины

- 20 млрд. руб.

Производство говядины

- 17 млрд. руб.

Производство мяса птицы

- 17 млрд. руб.

Производство сахара

- 25 млрд. руб.

Производство молока

- 29 млрд. руб.

Итого

- 108 млрд. руб.

Источник: Последствия присоединения России к Всемирной торговой организации. ВТО-информ Москва,2012

Кроме того, по оценке экспертов ВТО-информ потери выпуска сельскохозмашиностроения к 2020 г. составят 6%, а потери занятости – 0,3 млн. человек. А по оценке экспертов аналитического центра ВТО-информ в сфере сельского хозяйства и пищевой промышленности прямые потери от снижения выпуска продукции к 2020 году достигнут 26% отраслевого выпуска продукции. Одновременно с этим потеряют работу и пополнят ряды новых безработных 1,6 млн.человек.

В связи с изложенным в качестве возможных рекомендаций по компенсации негативных последствий от присоединения России к ВТО следует предусмотреть:

1.                  погашение в значительной степени кредиторской задолженности агропромышленного комплекса РФ до или одновременно  с ратификацией протокола;

2.                  ежегодное финансирование государственной Программы развития сельского хозяйства на 2013-2020 гг. в объеме, согласованном протоколом присоединения России к ВТО;

3.                  принятие и финансирование государственной Программы по развитию сельскохозяйственного и пищевого машиностроения на 2013-2020 годы в объемах, соответствующих потребностям обеспечения конкурентоспособности российского сельского хозяйства и пищевой промышленности.

 

1.                  В.И. Тарасов/Интеграция аграрного рынка России в Таможенный Союз/РАСХН, ВНИИЭСХ, М.:2010

2.                  В.И. Тарасов, В.Г. Свинухов, С.М. Сухов/Нетарифные меры защиты агропродовольственного рынка/ВНИИЭСХ, М.:2005

3.                  Е. Арсюхин «Слово о четырех миллиардах», Российская газета – Федеральный выпуск №3701 от 17 февраля 2005г (версия для печати)

4.                  Народнохозяйственные последствия присоединения России к ВТО. Российская академия наук, Национальный инвестиционный совет. Москва, 2002. Руководитель проекта академик А.Д. Некипелов

5.                  Вступление России в ВТО: мнимые и реальные социальные последствия. Независимый институт социальной политики. Москва,2003. Руководитель проекта Овчарова Л.Н.

6.                  Последствия присоединения России к Всемирной торговой организации. ВТО-информ Москва, 2012