ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16




Алкоголизация села: миф или реальность?

 

Л.В. Бондаренко, д.э.н., проф., член-корр. РАСХН, рук. Центра

 всероссийского мониторинга социально-трудовой сферы села ВНИИЭСХ

 

Ключевые слова: человеческий капитал, сельское население, его алкоголизация, уровень и темпы роста потребления спиртного, причины пьянства на селе, направления решения проблемы

 

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации (Минэкономразвития России, июль 2007 г., проект) отмечается, что уровень конкурентоспособности современной инновационной экономики все в большей степени определяется качеством профессиональных кадров. Россия уже не может поддерживать конкурентные позиции в мировой экономике за счет дешевизны рабочей силы и экономии на развитии образования и здравоохранения. В этой связи возрастание роли человеческого капитала объявлено одним из основных факторов стратегического системного вызова России на период до 2020 г.

Проблема качества человеческого капитала, его соответствия инновационной модели развития наиболее остро проявляется в аграрном секторе, где дефицит квалифицированной и физически здоровой рабочей силы, способной к продуктивной занятости, стала одним из главных барьеров экономического роста. Об этом, в частности, ярко свидетельствует опыт регионов, где получили широкое развитие вертикальные хозяйственные формирования агрохолдингового типа.

Пожалуй, наиболее животрепещущим и в то же время наименее исследованным в научном плане аспектом этой проблемы является алкоголизация села, заявившая о себе в полный рост в трансформационном периоде. Реформаторы первой волны, да и пришедшие им на смену, декларировали тезис о том, что деревня спилась и ее уже не поднять. Поэтому вкладывать средства  в отечественное сельское хозяйство – это все равно, что бросать их в черную дыру. В этой связи господдержка аграриев была сокращена до минимума, что еще больше усугубляло проблему пьянства на селе.

Попытаемся оценить «алкогольную ситуацию» в российском селе через зеркало социологии, опираясь на данные широкомасштабного (около 6 тыс. респондентов) социологического опроса, проведенного Центром всероссийского мониторинга социально-трудовой сферы села ВНИИЭСХ летом 2007 года в 28 субъектах Российской Федерации, представляющих все федеральные округа страны.

Для начала обратимся к самооценке сельским населением тенденций в употреблении спиртных напитков. Большая часть сельчан (45%) считает, что по сравнению с началом 90-х годов пить в деревне стали больше. По мнению примерно такого же числа респондентов (40,9%), распространение пьянства на селе не изменилось («как пили, так и пьют»). Полагают, что это зло сократилось, только 5,3% опрошенных. Среди женщин и лиц старших возрастов негативные оценки выражены ярче, молодежь оценивает ситуацию более оптимистично, чем люди в зрелом возрасте и старшей возрастной группе (табл. 1).

Таблица 1

Оценка сельским населением ситуации с употреблением на селе

спиртных напитков по сравнению с началом 90-х годов, в % к числу

опрошенных

 

Варианты ответов

Все респонденты

Мужчины

Женщины

Возраст, лет:

16-30

31-59 (54)

60 (55)  и старше

Пить стали больше

45,0

41,9

47,0

41,4

46,1

47,8

Как пили, так и пьют

40,9

44,2

39,0

37,6

41,4

41,4

Пить стали меньше

5,3

5,7

5,0

7,7

5,0

3,1

Затрудняюсь ответить

8,8

8,2

9,0

13,3

7,5

7,7

 

Оценить изменение ситуации за последние 5 лет с употреблением спиртного на селе было предложено и экспертам, в роли которых выступили главы (заместители глав) районных администраций, главы сельских муниципальных образований и руководители, специалисты сельскохозяйственных организаций. Как оказалось, эксперты в основном (62,5%) придерживаются мнения, что сельчане «как пили, так и пьют». Тенденцию к увеличению употребления спиртных напитков отмечает 26,6% респондентов. А доля тех, кто видит положительные сдвиги в уровне пьянства на селе так же незначительна, как и в общем массиве опрошенных.

На здоровье населения, уровень смертности, как известно, во многом влияет не только количество употребляемых алкоголесодержащих напитков, но также их структура и качество. Наибольший вред наносит употребление «паленой» водки и другой поддельной алкогольной продукции, самогона. Но именно эти алкогольные напитки являются на селе наиболее употребляемыми.

Большая часть сельского населения (38,2%) на первое место по употреблению ставит самогон, на второе (30,4%) – поддельную водку, только 6-7% сельчан относят к наиболее употребляемым спиртным напиткам домашнее и покупное вино.

На рисунке 1  представлен рейтинг алкогольных напитков по их весу в общей корзине алкоголесодержащей продукции, полученный на основе опроса сельчан.

Таким образом, структура употребляемой на селе алкогольной продукции складывается крайне неблагоприятно, что в купе с ростом объема выпиваемого может окончательно погубить деревню.

Представляет интерес сопоставление субъективных оценок со статистическими данными по динамике потребления спиртного сельским населением, а также сравнение этих показателей с аналогичными по городским домохозяйствам. К сожалению, статистический учет потребления спиртных напитков в разрезе городского и сельского населения не ведется. Но по данным бюджетных обследований о расходах на покупку спиртного в городских и сельских домохозяйствах и динамике розничных цен на эту продукцию можно судить об изменении физического объема приобретаемых алкогольных напитков.

Как показал анализ, только за последние 6 лет потребление алкоголя в среднем на члена сельского домохозяйства увеличилось на 74,3%. В расчете на одного взрослого (с 16 лет и старше) этот показатель составил 66,6%. Речь идет только о покупной алкогольной продукции. По экспертным оценкам, на селе растет и потребление самогона, производимого для собственных нужд семьи и не проходящего через рыночный оборот.

Характерно, что темпы роста объема покупок алкоголя находятся в обратной зависимости от уровня благосостояния домашнего хозяйства: чем он выше, тем ниже темпы роста приобретения спиртного. Наибольший рост покупок алкогольной продукции (в 2,8 раза) за 2001-2006 годы отмечается в первом дециле сельских домохозяйств по уровню среднедушевых располагаемых ресурсов, то есть в наименее обеспеченных семьях. Темпы роста затухают по мере перехода к более обеспеченным домохозяйствам и к 10-му децилю снижаются до 1,4 раза. Таким образом, рост покупок алкоголя в наименее и наиболее обеспеченных семьях различается вдвое.

Аналогичная ситуация сложилась и в городских домохозяйствах. В 2001-2006 годы темпы роста покупок алкогольной продукции (в сопоставимых ценах) в наименее обеспеченных семьях были в 1,8 раза выше по сравнению с наиболее обеспеченными.

Такая ситуация свидетельствует о том, что процесс деградации нации, связанный с ростом потребления алкоголя, охватывает прежде всего самые бедные слои населения, употребляющие некачественные спиртные напитки в возрастающих опережающими темпами объемах.

Обращает на себя внимание тот факт, что темпы роста среднедушевых покупок алкоголя в городе (во всех доходных группах населения) выше, чем на селе (рис. 2). За 2001-2006 годы их прирост составил 103,3% на душу населения и 95,8% на взрослого. Очевидно, что причиной этих различий является преобладание в питьевом рационе сельчан алкогольных суррогатов, цены на которые хотя и растут, но значительно медленнее, чем на качественную алкогольную продукцию.

В процессе обследования сельских домашних хозяйств была сделана и попытка выявить основные причины широкомасштабного пьянства на селе. На первое место вышла группа причин («безработица, бедность, состояние безысходности»), характеризующих невостребованность сельчан на рынке труда, их тяжелое материальное положение и отсюда психологическое состояние безысходности, приводящее к потребности в алкогольном забвении. На эту причину указало 73% опрошенных. Эти данные коррелируются с показателями бюджетной статистики об опережающем росте потребления алкоголя в менее обеспеченных семьях.

В объяснении алкоголизации села большое количество голосов респондентов (57,3%) отдано таким причинам, как распущенность, нежелание сельчан трудиться и безнаказанность со стороны руководителей хозяйств. Значительное число респондентов указало на такие причины, как дурная наследственность (26,1%) и тяжелый физический труд, требующий ежедневного расслабления (24,9%) – табл. 2.

 

Таблица 2 – Основные причины пьянства на селе по оценке сельского

населения (следовало указать 3 основные причины), в % к числу

опрошенных

 

Варианты ответов

Все респонденты

Мужчины

Женщины

Возраст, лет:

до 30

31-59 (54)

60 (55) и старше

Распущенность, нежелание трудиться и безнаказанность со стороны руководителей хозяйств

 

 

 

57,3

 

 

 

57,4

 

 

 

57,3

 

 

 

56,5

 

 

 

56,3

 

 

 

62,2

 

 

 

 

 

 

 

Безработица, бедность, состояние безысходности

 

73,0

 

71,1

 

74,0

 

66,6

 

74,4

 

76,5

 

 

 

 

 

 

 

Тяжелый физический труд, требующий ежедневного расслабления

 

 

24,9

 

 

26,6

 

 

24,1

 

 

24,1

 

 

24,5

 

 

27,4

 

 

 

 

 

 

 

Односельчане не осуждают пьяниц

 

13,8

 

13,5

 

14,2

 

13,3

 

13,3

 

16,1

 

 

 

 

 

 

 

Дурная наследственность

26,1

22,6

27,8

26,9

26,5

24,1

 

 

 

 

 

 

 

Другое

3,5

4,5

3,1

3,8

3,5

3,4

 

 

 

 

 

 

 

Затрудняюсь ответить

8,6

9,5

8,0

10,9

7,7

7,3

 

Ответы распределяются однородно среди мужского и женского населения. Но в зависимости от возраста имеются существенные различия. С повышением возраста увеличивается доля респондентов, указавших на «безработицу, бедность и состояние безысходности». Если в группе 16-30 лет эту причину отметили 66,6% респондентов, то среди лиц 31-59(54) лет – 74,4%, а среди лиц пенсионного возраста – 76,5%. Среди пенсионеров заметно больше и удельный вес респондентов, отметивших среди причин пьянства распущенность, нежелание трудиться и безнаказанность со стороны руководителей хозяйств, тяжелый физический труд, лояльное отношение к пьяницам односельчан.

Таким образом, алкоголизация села – это жестокая реальность, на которую нельзя закрывать глаза. На деревню лег основной груз социальных издержек скоропалительного и непродуманного реформирования производственных отношений, и она согнулась под этим грузом, отреагировав демографическим упадком, тяжелым психо-эмоциональным состоянием, разгулом «зеленого змия», самоубийствами, которых в расчете на 100 тыс. жителей на селе вдвое больше, чем в городе. Только за последние 7 лет (2000-2006 годы) добровольно расстались с жизнью 139 тысяч сельчан, многие из которых были в состоянии алкогольного психоза.

Прерогатива в решении проблемы алкоголизации села, безусловно, принадлежит мерам государственной поддержки сельского хозяйства и сельских территорий, которые должны обеспечить полную и доходную занятость экономически активного сельского населения, достойные условия труда, доступ к комфортному жилью и социальным услугам. Принятие федерального закона «О развитие сельского хозяйства», приоритетного национального проекта «Развитие АПК», Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы свидетельствуют о том, что в этом плане «лед тронулся», государство начинает поворачиваться лицом к селу. Но может оказаться, что осваивать инвестиции и новые сельскохозяйственные технологии некому. Поэтому требуются специальные меры по оздоровлению той части населения, которая не может самостоятельно включиться в полноценную хозяйственную деятельность.

На наш взгляд, необходима разработка и реализация во всех субъектах Российской Федерации целевых муниципальных и региональных программ по реабилитации маргинальных, дезадаптированных к современным условиям слоев сельского населения, которые бы включали комплекс мер по наркологической, психологической, медицинской и другой помощи (обучение, подбор подходящей работы, беспроцентное кредитование и др.).

Сельское население – это стратегический ресурс нации, его надо сохранять, улучшать и приумножать. За него надо бороться!

 

Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, № 2, 2008. – С. 52-54.

 


Приложеные файлы: Алкоголизация села миф или реальность.