ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16







ЗАНЯТОСТЬ НА СЕЛЕ И РЕСУРСНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ МАЛОГО БИЗНЕСА СЕЛЬСКИМИ БЕЗРАБОТНЫМИ

 

Бондаренко Людмила Васильевна, руководитель Центра социальной политики и мониторинга сельского развития Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства (ГНУ ВНИИЭСХ), доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Россельхозакадемии

 

Уровень занятости населения – это важнейший индикатор состояния экономики, материальная основа благосостояния семей, психологического и нравственного климата в социуме, мощный фактор социальных угроз и социально-политической нестабильности. Сравнительный анализ ситуации на сельском и городском рынках труда России за последние 11 лет показывает, что село значительно проигрывает городу (рис. 1 и 2 – см. выше, слева от заголовка статьи).

На протяжении всего анализируемого периода, кроме 2000 г., уровень занятости экономически активного населения в городе был значительно выше, чем на селе, особенно в 2006-2007 гг., а уровень безработицы соответственно ниже. Уровень безработицы в сельской местности превышал, за исключением 2002 и 2008 гг., предельно допустимый по международным меркам 10-процентный рубеж. В 2010 г. в 40 субъектах Российской Федерации уровень общей безработицы на селе находился в коридоре 10,1-20%. Анклавом застойной безработицы являются сельские территории Северо-Кавказского федеральный округ.

Характеризуя состояние сельского рынка труда, необходимо отметить, что данные официальной статистики не отражают действительного положения вещей: численность занятых завышается, а численность безработных занижается.

Завышение численности занятых обусловлено двумя факторами, вызывающими погрешности результатов проводимых Росстатом выборочных обследований по проблемам занятости.

Первый фактор – это включение в состав занятых тех, кто выполняет какую-либо работу хотя бы один час в неделю. С этим нельзя согласиться, поскольку занятость должна обеспечивать доход в размере не ниже прожиточного минимума (ПМ). А работа в течение одного часа в неделю, и особенно в сельской местности, не может быть достаточной для выживания.

Второй фактор действует в основном в сельской местности. Он заключается в отнесении к занятым экономической деятельностью тех, кто производит продукцию в домашнем хозяйстве и полностью или частично ее реализует. В этом методологическом положении Росстата отсутствует количественный критерий товарности ЛПХ, что позволяет считать занятыми даже тех, кто продает один и менее одного процента производимой продукции. В 2010 г. производили и реализовали свою продукцию полностью или частично 1200 тыс. сельчан.

С 2011 г. статорганы ввели количественный критерий для вычленения из общей массы занятых производством продукции в домашних хозяйствах тех, кого следует считать занятыми экономической деятельностью.  Теперь к данной категории причисляются лица, продающие и передающие родственникам и знакомым, проживающим отдельно, 2/3 производимой продукции. Но этот критерий также нельзя признать обоснованным, поскольку остается неопределенным размер ЛПХ, объем производимой в нем и реализуемой продукции и получаемый за счет этого доход.

На наш взгляд, по большому счету занятыми можно считать только тех, чей доход от экономической деятельности не ниже величины прожиточного минимума трудоспособного человека. Правда, при таком жестком методологическом подходе нельзя будет причислить к категории занятых 330 тыс. (27%) работающих в организациях сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства, поскольку их заработная плата ниже прожиточного минимума. Эти работники по-существу занимают не экономические, а физические рабочие места, и не должны относится к занятым экономической деятельностью.

Вместе с тем, учитывая современную российскую квазирыночную ситуацию с соотношением прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда (МРОТ), будет справедливым доходный критерий занятости смягчить, снизив его до уровня МРОТ, который с 1 июня 2011 г. был повышен до 4611 руб. в месяц и составлял 65,6% от величины ПМ трудоспособного во втором квартале 2011 г.

Данная ситуация, безусловно, носит временный характер, обусловленный экономическими трудностями. В соответствии с требованием Трудового кодекса РФ безотлагательно должно быть обеспечено количественное равенство этих важнейших индикаторов социальной ориентированности государства. Если же за доходный критерий занятости принять законодательно установленный МРОТ, то за черту, где начинается безработица, надо будет вынести 5,8% работников сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (по всей экономике 1,8%), у которых заработная плата по состоянию на апрель 2011 г. была ниже минимальной.

Остановимся на учете безработных. В настоящее время значительной части по существу безработных присваивается статус экономически неактивного населения. В частности, в 2010 г. из почти 6 млн экономически неактивного сельского населения в трудоспособном возрасте более 1,5 млн чел. (26%) выражали желание работать. Но при обследовании Росстатом по проблемам занятости в соответствии методологией Международной организации труда (МОТ) они не были отнесены к безработным, поскольку либо не искали работы, либо искали, но не были готовы к ней приступить. Более 7% (это 100 тыс. чел.) из тех, кто хотел работать, но поисками работы не занимался – это люди отчаявшиеся найти какую-либо работу. Но даже этих сельчан наша статистика не относит к безработным.

В 2010 г. в среднегодовом исчислении в сельских поселениях, по официальным данным, насчитывалось 2042 тыс. безработных. По нашей оценке, их было в 2-2,5 раза больше. Из них 3/5 не стояли на учете в службах занятости и, следовательно, находились вне регулируемого государством рынка труда и не получали никакого содействия в материальном обеспечении и трудоустройстве.

Каковы перспективы занятости на селе? Численность персонала сельхозорганизаций идет по наклонной плоскости. Только за последние 10 лет он сократился почти на 3 млн чел., или 64% (рис. 3 – см. выше, слева от заголовка статьи). Это обусловлено в первую очередь сокращением объемов производства, неудовлетворительным финансовым положением, банкротством многих хозяйств. В 2010 г. насчитывалось 29% убыточных сельскохозяйственных организаций против 27,9% в 2009 г. Вместе с тем, хотя в меньшей мере, действует и фактор интенсификации сельскохозяйственного производства, обусловленный его технической и технологической модернизацией. Значимость последнего по мере реализации новой Государственной программы развития сельского хозяйства, рассчитанной на 2013-2020 гг., возрастет, масштабы высвобождения рабочих рук из отрасли расширятся, что потребует принятия специальных мер по стимулированию развитию в сельской местности альтернативных видов деятельности.

Современная ситуация с кадровым обеспечением сельского хозяйства весьма противоречива. В условиях обширной безработицы на селе многие хозяйства нуждаются в пополнении кадрового потенциала. По данным опроса руководителей сельскохозяйственных организаций, проведенного Центром социальной политики и мониторинга сельского развития ВНИИЭСХ в 2011 г., 36% хозяйств испытывают дефицит рабочей силы. Но почти половина вакансий – это вакансии с заработной платой ниже прожиточного минимума. Эти рабочие места остаются вакантными из года в год. Кадровый дефицит, безусловно, связан и с региональной несбалансированностью рынка труда, несоответствием профессионально-квалифицированной структуры спроса и предложения рабочей силы, других ее качественных характеристик.

У 10% хозяйств, напротив, имеется избыток работников. Но их не увольняют, поскольку в округе другой работы нет и высвобождаемым остается только влиться в ряды безработных. В свою очередь избыток кадров сдерживает повышение заработной платы действительно востребованному контингенту работников. Таким образом, порочный круг замыкается.

Напряженная ситуация на сельском рынке труда обусловливает массовые опасения потери работы, что дестабилизирует социальную ситуацию на селе (табл. 1). В 2009 г., в разгар кризиса, эти опасения достигли апогея за период с 2005 г. Доля опасающихся потерять работу составила 2/3 от числа сельчан, работающих на предприятиях и в организациях. После чего она стала снижаться, но остается высокой – 45%.

Учитывая реальную и прогнозируемую ситуацию на аграрном рынке труда, обусловленную ожидаемой модернизацией отрасли, становится очевидной огромная значимость развития на селе самозанятости и малого предпринимательства, особенно в несельскохозяйственной сфере.

Таблица 1

Опасения потери работы в ближайшие 2-3 года среди жителей села,

работающих на предприятиях и в организациях

(% от числа опрошенных)

 

Опасаетесь ли Вы потерять работу?

да

нет

затруднились с ответом

2005 г.

61,8

22,5

15,7

2006 г.

57,2

24,1

18,7

2007 г.

51,4

33,9

14,7

2008 г.

55,4

28,0

16,6

2009 г.

66,1

20,5

13,4

2010 г.

57,6

25,3

17,1

2011 г.

44,6

37,3

18,1

 

С 2009 г. государство в рамках мероприятий по снижению напряженности на рынке труда оказывает материальную поддержку каждому безработному, намеревающемуся организовать собственное дело, в размере 58,8 тыс. руб. А начиная с 2010 г. – столько же на каждое дополнительно создаваемое рабочее место. Это обусловило значительное увеличение обращаемости сельских безработных в службы  занятости за содействием в организации собственного дела. В 2010 г. в сельской местности открыли собственное дело 105,5 тыс. чел. Из них каждый третий создал дополнительное рабочее место. А всего в рамках мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда, в сельской местности в 2010 г. создано 141,5 тыс. рабочих мест. Это почти вдвое больше, чем в 2009 г., но по отношению к численности учтенных по методологии МОТ сельских безработных это только 7%.

В этой связи возникает вопрос, а каков вообще сегодня трудоресурсный потенциал развития самозанятости и малого бизнеса на селе? Наш опрос жителей села показал, что готовых организовать собственное дело в случае потери работы меньше, чем неготовых: соответственно 37 и 44%. При этом 20% контингента, в принципе выражающего готовность к самозанятости и малому бизнесу, станут заниматься организацией своего дела только при материальной поддержке государства в виде субсидии либо льготного кредита (табл. 2).

Таблица 2

Готовность жителей села к созданию своего дела в 2011 г.

 

Ответы на вопрос: «Готовы ли Вы открыть какое-либо свое дело в случае потери работы?

% от числа респондентов, работающих на предприятиях и в организациях

Да, готов(а)

17,1

Да, но только при получении субсидии от государства либо льготного кредита

 

19,9

Не готов(а)

44,0

Затрудняюсь с ответом

19,0

 

Среди причин, по которым жители села в случае потери работы не намереваются организовать самозанятость либо малое предпринимательство, в общей сложности преобладают причины социально-психологического и демографического характера, например, такие, как нехватка знаний, возраст и состояние здоровья, нежелание обременять себя и нести ответственность, боязнь прогореть (табл. 3). Но основной является стартовая экономическая причина: 34% опрошенных не имеют первоначального капитала, а размер государственной субсидии считают недостаточным. Воспользоваться кредитом также не решаются, поскольку его надо отдавать, да и оформление заемных средств затруднительно.

Таблица 3

Причины, по которым жители села не готовы создать свое дело в 2011 г.

 

Ответы на вопрос: «По каким причинам Вы не готовы создать какое-либо свое дело в случае потери работы?»

% от числа респондентов, не готовых создать свое дело

Собственных средств для этого нет, а государственная субсидия недостаточна. Кредит, хотя и льготный, надо отдавать, да и оформить его трудно

 

 

34,0

Боюсь прогореть

29,4

Нет здоровья и годы уже не те

27,9

Не хватает знаний

20,0

Не хочу обременять себя такой ответственной работой

15,2

Другое

5,8

На финансовые трудности как основную причину, мешающую развитию малого бизнеса на селе, указало и 88% опрошенных нами руководителей сельскохозяйственных организаций (табл. 4).

Таблица 4

Причины, мешающие, по мнению руководителей сельскохозяйственных организаций,  развитию малого бизнеса на селе в 2011 г.

 

Причины

Количество респондентов, указавших на данную причину, %

Финансовые трудности

87,7

Нехватка знаний

55,4

Ориентация на переезд на постоянное местожительство в город

 

46,2

Отсутствие рыночного менталитета (привычка работать в коллективе, нести ограниченную ответственность, не рисковать и т.д.)

 

 

45,6

Демографические причины (возраст, состояние здоровья)

 

41,0

Другое

4,6

 

В этой связи особый интерес представляют мнения сельчан о размере субсидии, необходимой для организации своего дела. По мнению 49% респондентов это 100-500 тыс. руб. Две пятых опрошенных оценивают необходимую субсидиарную помощь государства в 500 тыс. руб. и выше. И только 5-6% считают достаточным существующий уровень поддержки – до 60 тыс. руб. (табл. 5).

Таблица 5

Минимальный размер субсидии, необходимый, по мнению жителей села, работающих на предприятиях и в организациях, для организации самозанятости либо малого бизнеса в случае потери работы, 2011 г.

 

Минимальный размер

субсидии, руб.

% от числа респондентов,

работающих на предприятиях и

в организациях

До 60 тыс.

5,8

От 60 тыс. до 100 тыс.

4,5

От 100 тыс. до 500 тыс.

49,2

От 500 тыс. и выше

40,5

В том, что касается сферы самозанятости и предпринимательства, основные предпочтения, как и сейчас, отдаются сельскому хозяйству (табл. 6). Сельскохозяйственным предпринимательством занялись бы 45% опрошенных при условии получения субсидии в необходимом, по их представлениям, размере. На втором месте – торговая деятельность (29%), на третьем – бытовое обслуживание населения (14%).

На организацию сельского туризма, промысловой и ремесленнической деятельности, заготовку и переработку дикорастущих плодов и ягод нацелены всего 4-6% респондентов. Из этого следует, что для развития данных видов деятельности на селе надо создавать дополнительные преференции.

Проблема занятости на селе, несмотря на определенные подвижки в ее решении, остается острой, особенно учитывая недостоверность информации об уровнях занятости и безработицы. В среднем за первое полугодие 2011 г., по данным официальной статистики, уровень общей безработицы на селе составил 10,3% против 5,9% в городе. Между тем, федеральное содействие регионам по снижению напряженности на рынке труда идет на убыль.

Таблица 6

Виды деятельности, которыми стали бы заниматься жители села в случае потери работы и получении субсидии на организацию своего дела

в необходимом для них размере, 2011 г.

 

Виды деятельности

% от числа респондентов, работающих на предприятиях и в организациях

Сельскохозяйственное предпринимательство

45,4

Сельский туризм

5,9

Сельская торговля

29,3

Бытовое обслуживание

13,7

Народные промыслы, ремесла

4,3

Заготовка и переработка дикорастущих плодов и ягод и.т.д.

 

5,0

Другое

17,9

 

В 2009 и в 2010 гг. сумма субсидий, фактически израсходованных из федерального бюджета на софинансирование региональных программ по снижению напряженности на рынке труда, равнялась 35,6 млрд руб. (табл. 7). Объем недофинансирования против ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете на эти цели, за два года составил 11,8 млрд руб. В 2011 г. на реализацию региональных программ по снижению напряженности на рынке труда предусмотрено выделить только 27,8 млрд руб. В 2012 г. на решение проблем занятости по линии Минздравсоцразвития выделяется всего 1,5 млрд руб. При этом федеральная поддержка организации самозанятости и малого бизнеса безработными гражданами не предусмотрена совсем.

Таблица 7

Объем субсидий, выделенных из федерального бюджета на софинансирование региональных программ по снижению напряженности на рынке труда (млрд руб.)

 

2009 г.

2010 г.

2011 г.

Предусмотрено в ФБ

43,5

39,5

27,8

Фактически израсходовано

35,6

35,6

18,3*)

Объем недофинансирования

7,9

3,9

9,5

%

18,2

9,9

34,2

*) За январь-август.

 

Сейчас завершается подготовка проекта новой Государственной программы развития сельского хозяйства на 2013-2020 гг., составной частью которой станет федеральная целевая программа по устойчивому развитию сельских территорий. В Госпрограмме предусмотрены механизмы поддержки малого бизнеса в АПК, а в ФЦП устойчивого развития сельских территорий – формирование несельскохозяйственных видов деятельности. Но эти средства крайне ограничены. Поэтому, учитывая сложную ситуацию на сельском рынке труда, мы считаем необходимым пролонгировать, по крайней мере для сельских территорий, мероприятия по содействию развития малого предпринимательства и самозанятости безработных. При этом необходимо пересмотреть вопрос о размере субсидии на организацию собственного дела, которая остается фиксированной в течение трех лет.

Базой для расчета этой субсидии является 12-кратная величина максимального пособия по безработице, составляющего 4900 руб. Это ниже прожиточного минимума трудоспособного населения, который еще в 2009 г. равнялся 5572 руб., а во II кв. 2011 г. превысил 7 тыс. руб. При этом пособие, а следовательно, и субсидия остаются фиксированными, не говоря уже о реальных запросах сельчан. По существу выделяемые средства на организацию своего дела и субсидиями-то неправомерно называть. Это сжатые по времени пособия по безработице, которые все равно бы государство выплачивало в течение года.

Обеспечение продуктивной занятости – это главный рычаг преодоления массовой бедности, которая локализуется в сельской местности и во многом в семьях, где есть безработные. При удельном весе сельского населения 26% в сельской местности проживает 40% всех российских бедных.

В 2010 г. Минздравсоцразвития РФ приступило к проведению эксперимента по оказанию государственной социальной помощи малоимущим на основе социального контракта. Помощь оказывается на период от трех до шести месяцев в размере дефицита дохода до прожиточного минимума и может быть использована в основном на организацию и развитие производственной деятельности семьи. Но как на эти средства и за такой короткий срок можно создать либо расширить какое-либо производство, если семья недоедает, не удовлетворяются самые насущные потребности домохозяйства?

Вызывает недоумение и такая позиция подготовленных Минздравсоцразвития РФ рекомендаций по проведению данного эксперимента: если безработный – член малоимущей семьи – получил субсидию на организацию своего дела, то такая семья не может рассчитывать на помощь по социальному контракту. То есть или субсидия, или пособие по бедности. Другой альтернативы нет. Думается, такой подход не может принести положительный результат ни в борьбе с безработицей, ни в борьбе с бедностью. Для преодоления этих социальных пороков, ускорения экономического роста и социальной стабилизации в сельских территориях необходим межведомственный подход, другие ресурсы и более эффективные организационно-экономические механизмы их распределения.

 

Литература

1. Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30.11.2010 г. № 2136-р.

2. Постановление Правительства Российской Федерации от 31.12.2008 г. № 1089 «О предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда субъектов Российской Федерации» (с изменениями, внесенными 20.05.2009 г.).

3. Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регулированию. Ежегодный доклад по результатам мониторинга, 2010 г.: науч. изд. – М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2011. – 264 с.

4. Занятость сельского населения России / Проблемы развития аграрного рынка: материалы международной научно-практической конференции. – Алматы: КазНИИ экономики АПК и развития сельских территорий, 2010.

5. Занятость на селе и диверсификация сельской экономики // Экономика сельского хозяйства России. – 2011. – № 1.

 

Аннотация. В статье освещаются вопросы развития самозанятости и малого предпринимательства среди сельских безработных, трудоресурсный потенциал  и необходимые для организации собственного дела условия, выявленные по результатам обследований сельских домашних хозяйств и опроса руководителей сельскохозяйственных организаций, проведенных Центром социальной политики и мониторинга сельского развития ВНИИЭСХ в 2011 г.

 

Ключевые слова: занятость и безработица в сельской и городской местности; программы по снижению напряженности на рынке труда; самозанятость и малый бизнес в сельской местности.

 

Abstract. Questions considered in the article were self-employment development and small-scale entrepreneurship for rural jobless population, manpower resources and other conditions are necessary to set up own business. The points were explored during survey of rural households and questioning of agricultural enterprises heads. Centre of Social Policy and Rural Development Monitoring ( VNIIESH) carried out the investigation on year 2011.

 

Key words: rural and urban employment and unemployment; ease off a strain on the labour-market program; rural self-employment and small-scale business.

 

 

 


Приложеные файлы: Занятость на селе и ресурсное обеспечение организации малого бизнеса сельскими безработными