ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства Россельхозакадемии
+7 (495) 195-60-16




О МЕРАХ ПОДДЕРЖКИ РЕСУРСООБЕСПЕЧЕНИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

 

В.П. АЛФЕРЬЕВ, зав. отделом рынка средств производства и услуг ВНИИЭСХ,

доктор экономических наук, профессор

 

 

Экономика России в ходе проведения реформы в последние 20 лет интегрировалась в мировую экономику и развивается по свойственным ей закономерностям, включая кризисы, депрессии и другие негативные моменты, присущие рыночной экономике. Это наглядно показал опыт 2008-2010 гг., когда все отрасли российской экономики вступили в полосу экономического кризиса, приведшего к резкому ухудшению финансового положения страны и снижению объемов производства, сокращению реальных доходов населения и его покупательной способности. Указанные негативные явления полностью относятся и к рынку средств производства и услуг для сельского хозяйства.

Предпринятые в последние годы меры по усилению финансовой помощи сельскому хозяйству явно недостаточны и не в состоянии коренным образом улучшить экономическое положение этой отрасли, поскольку не могут преодолеть многолетние последствия 4-ех кратного диспаритета цен на сельхозпродукцию и материально-технические ресурсы.

В развитых зарубежных странах прямая финансовая поддержка аграрного сектора из бюджета предотвращает образование диспаритета цен на продукцию фермеров и приобретаемые ими МТР. Однако в России в ближайшие годы такая финансовая поддержка села в необходимых масштабах маловероятна, поэтому необходимо применение частичных мер такой поддержки, нацеленных на возрождение материально-технической базы сельского хозяйства, без чего невозможен выход этой отрасли из кризиса.

Исследования рынка материально-технических ресурсов для села в условиях кризиса показало резкое падение объемов реализации большинства из них сельским товаропроизводителям в 2009 г. как следствия ослабления покупательной способности потребителей и их финансовой поддержки со стороны государства. Затраты сельского хозяйства на приобретение новой техники в 2009 г. против 2008г. составили  всего 68,5%, минеральных удобрений – 89,7, нефтепродуктов – 77,5, запасных частей – 96,5 %, а в целом на все материально-технические средства – 89,3 %.

Однако стоимостные показатели не полностью отражают падение объемов поставок селу, поскольку на них оказывает влияние динамика цен на технику, удобрения, ГСМ и запчасти в 2008-2009 гг. Реальное снижение поставок техники в 2009 г. в натуре характеризуют данные таблицы 1, показывающие, что приобретение тракторов составило всего 16,1 % к 2008 г., комбайнов всех марок – 3 %, в том числе зерноуборочных 2,4 %, грузовых автомобилей – 69 %. Более высокие уровни приобретения техники по лизингу не могли существенно повлиять  на общее состояние поставок техники вследствие небольших объемов лизинговых поставок, которые тоже были ниже, чем в   2008 г.

На состояние рынка МТР для села безусловно оказала влияние динамика цен на ресурсы в 2008-2009 гг. (см. таблицу 2).

Вопреки общепринятой закономерности снижения цен на товары в период кризиса вследствие падения платежеспособности потребителей, цены на сельхозтехнику выросли на 10,4% к 2008 г., в т.ч. на тракторы на 8,4  %, на животноводческое оборудование на 7,9 %, автомобилей – на 7,5 %, топливо – на 11,4, электроэнергию – на 22,3 % и т.д.

            В структуре затрат на приобретение промышленных товаров в 2009 г. резко упал удельный вес тракторов (до 2,6% против 4,6% в 2008 г.), сельхозмашин для растениеводства (6,9% против 10,2%), автомобилей (1,5% против 1,7%), стройматериалов (1,3% против 1,7%), удобрений  (8,7% против 9,4%) – т.е. тех групп МТР, которые непосредственно влияют на интенсификацию сельхозпроизводства.

Таблица 1

Динамика поступления сельскохозяйственной техники

 в сельское хозяйство в 2008-2009 гг.

/в штуках/

№№ п/п

Наименование

 техники

Поступило

2009г. в %

к 2008г.

2008 год

2009 год

новой тех-ники

в т.ч. техни-ки по лизин-гу

новой техни-ки

в т.ч. техни-ки по лизин-гу

новой техни-ки

в т.ч. техни-ки по лизин-гу

1.

Тракторы всех марок

35886

2256

5767

1808

16,1

80,1

2.

Сеялки и посевные комплексы

19431

699

3617

362

18,6

51,9

3.

Сенокосилки

тракторные

2302

138

1141

102

49,6

73,9

4.

Комбайны – всего

142179

1382

4265

1315

3,0

95,2

 

 в том числе:

зерноуборочные

140124

994

3339

1099

2,4

110,6

5.

Жатки рядковые и валковые

1942

97

810

76

41,7

78,4

6.

Доильные

установки

1483

131

916

81

61,8

61,8

7.

Транспортеры для уборки навоза

2060

81

1267

33

61,5

40,7

8.

Пресс-подборщики

3256

1740

1003

96

30,8

5,5

9.

Грузовые

 автомобили

4293

816

2963

1054

69,0

129,2

*) Данные Минсельхоза РФ по сельскохозяйственным организациям

С началом экономического кризиса в 2008 г. снизилась финансовая поддержка хозяйств. Банки резко сократили кредитование приобретения техники хозяйствами, ряд банков (Сбербанк, Россельхозбанк) ввели прямые ограничения на кредитование предприятий агросектора как «высокорискованных заемщиков», хозяйства не могут приобрести технику из-за отсутствия залоговой базы, повышения процентной ставки до 18-19 % годовых, изменения соотношения собственных и заемных средств с 10:90 стоимости машин до 20:80%.

Таблица 2

 

Индекс цен на промышленные товары и услуги, приобретенные

 сельскохозяйственными организациями*

 

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009г.

2009г. в разах к 2004г.

Всего

115,7

110,8

112,2

124,9

96,9

1,7

   в том числе:

 

 

 

 

 

 

 промышленные товары

115,7

110,7

112,2

125,0

96,8

1,7

 

     из неё:

 

 

 

 

 

 

топливо

124,5

111,4

114,1

124,9

111,4

2,2

средства защиты растений химические

107,0

107,4

103,1

112,2

112,1

1,5

тракторы

113,8

110,6

109,6

112,8

108,4

1,7

сельскохозяйственные машины и оборудование

для растениеводства

113,7

109,0

110,0

114,5

110,4

1,7

машины и оборудование для животноводства, птицеводства и кормопроизводства

112,5

111,3

111,1

113,1

107,9

1,7

автомобили

110,5

110,1

111,1

111,2

107,5

1,6

электроэнергия

123,0

115,1

116,0

118,0

122,3

2,4

услуги

116,7

115,7

114,6

109,1

107,0

1,8

               

*) По данным Росстата 2010 г.

 

В результате в 2009 г. из предусмотренных Государственной программой технической модернизации сельского хозяйства поступило 18,8 тыс. тракторов или всего 65 % к заданиям Программы, 7,5 тыс. зерноуборочных и 2,1 тыс. кормоуборочных комбайнов (соответственно 83 и 60 % к плану), что существенно замедлило выполнение программы модернизации технической базы села.

Рынок средств производства и услуг оказался в значительной мере дезорганизованным вследствие резкого падения покупательной способности сельских товаропроизводителей.

На этом фоне следует отметить ценную инициативу администраций ряда регионов, которые в условиях нарастания кризиса платежеспособности сельских товаропроизводителей в 2008-2009 гг. нашли финансовые резервы для выделения хозяйствам субсидий на компенсацию части затрат на приобретение сельскохозяйственной техники.

Так, в Ярославской области за счет регионального бюджета субсидии выделяются в размере 50 % от стоимости техники, включая НДС. В случае приобретения техники на условиях лизинга расчет субсидий производится с учетом снабженческо-сбытовой наценки, но без арендной платы. Департамент АПК области ежемесячно составляет расчет субсидий в ходе приобретения техники и направляет его в Департамент финансов области не позднее 10 числа месяца, следующего за отчетным для перечисления средств.

В Удмуртской Республике субсидии предоставляются в размере 40 % затрат на приобретение изготовленных в этой Республике сельхозтехники и оборудования для сельского хозяйства региона в 2010 году и до 30 % затрат на приобретение техники, изготовленной за пределами Республики и приобретенной в 2010 г., и на зерноуборочные, кормоуборочные комбайны, приобретенные в 2009 г., 100 % от суммы первоначального взноса за технику, приобретенную по лизингу в 2010 г.

В Ивановской области хозяйства получают субсидии на компенсацию части первоначального взноса за приобретение техники (при условии, что первоначальный взнос не должен превышать 20-30% стоимости тракторов, грузовых автомобилей и сельхозмашин).

Важным источником пополнения парка сельхозтехники  мог бы являться ее лизинг – т.е. ее реализация с оплатой в рассрочку на ряд лет, что позволяет существенно повысить покупательную способность при приобретении техники. С этой целью ОАО «Росагролизинг» в 2009 г. увеличило срок лизинга техники  до 15 лет, отменило авансовые взносы за машины, ввело первый лизинговый платеж через 12 месяцев после передачи машин в лизинг и второго лизингового платежа – через 18 месяцев.

Однако, это не привело в условиях кризиса к росту объемов поставок техники по лизингу. Так, в 2009 г. вследствие падения платежеспособности хозяйств эти поставки составили к уровню 2008 г. по тракторам всего 80 %, комбайнам всех марок – 95 %, жаткам – 78,3 , сеялкам – 51,8, доильным установкам – 61,8, транспортерам для уборки навоза – 40,7, пресс подборщикам – 5,5 %. Исключение составили только комбайны зерноуборочные и грузовые автомобили, по которым наблюдался некоторый рост лизинговых поставок в 2009 г.

Между тем, на этом фоне в 2010 году еще более усилилась кризисная ситуация в производстве сельскохозяйственной техники, ее  закупки сельхозтоваропроизводителями упали в среднем на 40 %, а по большинству типов машин уровень спроса на них составлял всего лишь треть от докризисных объемов, что грозило полной остановкой предприятий сельхозмашиностроения или работой их не на полную мощность.

Все это объясняется резким снижением финансовой поддержки села со стороны государства. Так, в 2010 г. она была снижена почти вдвое – со 190

 до 107,6 млрд. рублей, из которых значительная часть приходится на оплату субсидирования процентных ставок по кредитам хозяйствам. Следует отметить, что выплата банкам из госбюджета ежегодно десятков миллиардов рублей в покрытие снижения процентных ставок для сельхозтоваропроизводителей отвлекает эти средства от возможной оплаты дополнительных количеств техники и других ресурсов, остро необходимых хозяйствам, и тем снижает их платежеспособный спрос.

В связи с ростом объемов субсидированного кредитования сельского хозяйства в последние годы существенно увеличилась кредиторская задолженность сельских товаропроизводителей. В период с 2005 до 2009 г. она увеличилась со 189,8 до 268 млрд. рублей или в 1,4 раза и превысила прибыль хозяйств, полученную в 2009 г. (65,7 млрд.руб.),  в 4 раза.

Обращает на себя внимание, что из общей суммы кредиторской задолженности 169,5 млрд.руб. (или 63 %) составляет задолженность поставщикам материальных ресурсов. Эта задолженность увеличилась по сравнению с 2005 г. на 71 %.

Хотя Россия интегрирована в западную экономику, однако закономерности кризиса у нее специфические, отличные от характерных для стран Запада. Если там в период кризиса цены на грани дефляции и процентные ставки за кредит снижаются, в России процветает инфляция и рост процентных ставок. Так, в декабре 2008 г. они достигли 13 % годовых и только в середине 2010 г. снизились до 7,5 %. Причем лишь в сентябре 2010 г. ставки по краткосрочным кредитам на срок до 90 дней были снижены с 13,5 до 9 % годовых, по кредитам от 91 до 180 дней (на полгода) с 13,5 до 11 % годовых, по кредитам от 181 до 1 года – с 14% до 12 % годовых, что существенно затрудняет оказание финансовой издержки хозяйств, пострадавших от засухи и пожаров.

Поэтому необходимо усиление контроля со стороны государства за кредитной политикой Центробанка России, уровнем доходов банковской системы с целью подчинения ее деятельности интересам развития отраслей реальной экономики, в том числе сельского хозяйства и отраслей его инфраструктуры.

Характерной чертой рынка средств производства для сельского хозяйства является его высокая монополизация. Это объясняется тем, что все ресурсопоставляющие отрасли АПК (машиностроение, химическая, нефтяная, газовая, металлургическая и др.) в дореформенный период были высококонцентрированы и базировались на крупных и крупнейших предприятиях. Если до реформы государство руководило ими через Госплан СССР, увязывало в плановом порядке их развитие и экономические отношения в интересах всего народного хозяйства, то после приватизации они перешли в собственность крупных частных монополий, которые решают все вопросы ценообразования на продукцию и условия ее поставок покупателям исключительно исходя из собственных интересов и получение максимальной прибыли.

Монополизация ресурсопоставляющих отраслей АПК наносит большой ущерб сельскому хозяйству, навязывая ему свои интересы, причем ущемляя интересы сельских товаропроизводителей. В такой обстановке никакой «свободный рынок» свободных производителей невозможен. Например, в нефтяной промышленности в России господствуют 7-8 крупных монополий, конкурирующих только в Москве и Санкт-Петербурге, а в остальных регионах страны рынок нефтепродуктов распределен между конкретными монополиями, что и порождает монополистический диктат поставщиков – прежде всего в ценообразовании и приводит к неконтролируемому росту цен на ГСМ.

Это требует функционирования сильной антимонопольной службы, способной контролировать деятельность монополистов в ценообразовании и их взаимоотношениях с потребителями в целях защиты интересов последних. Такие службы уже давно действуют во всех развитых странах с рыночной экономикой.

В России Федеральная антимонопольная служба (ФАС) еще не достигла эффективных показателей и испытывает на себе мощное давление со стороны монополий, использующих прежде всего судебную систему, которая оспаривает предъявляемые ФАС санкции. Так, с конца 2008 г. тянется судебная тяжба по поводу предъявленных ФАС ряду нефтяных монополий санкций в сумме 21  млрд. руб.   Суды различных уровней не подтверждают правомерность этих санкций и тем самым лишают возможности перечислить в госбюджет крупные суммы денежных средств.

Сказанное выше свидетельствует о том, что экономический механизм рынка средств производства для сельского хозяйства все пореформенные годы развивался в неблагоприятном для него направлении как и весь аграрный сектор страны. С начала 1990–ых годов сельское хозяйство было отнесено к «неконкурентоспособным» на мировом рынке отраслям экономики России, в связи с чем резко понизилась его финансовая и материально-техническая поддержка, удельный вес сельского хозяйства в расходной части федерального бюджета был снижен с 19 % в 1990 г. до 1 % в настоящее время.

При этом при отнесении сельского хозяйства к числу «неконкурентоспособных» отраслей не был учтен такой важный фактор как мощное субсидирование всеми развитыми странами экспорта сельхозпродукции и продовольствия в Россию, а также то, что сельское хозяйство призвано обеспечивать продовольственную безопасность страны и поэтому безусловно относится к числу стратегических отраслей экономики страны.

Бесконтрольный рост цен на продукцию  монополий в течение многих лет при монополизации рынка сбыта сельхозпродукции в III сфере АПК обусловили возникновение и развитие диспаритета цен на продукцию села и промышленные средства производства, который привел к общему упадку аграрной экономики и не может быть преодолен только силами сельхозпредприятий без финансовой поддержки государства.

Выше отмечались недостаточные объемы и снижение поставок селу новой техники по лизингу в последние годы. В 2007-2009 гг. Открытому акционерному обществу «Росагролизинг» было направлено из федерального бюджета на цели расширения лизинговых поставок 45 млрд. руб.  Однако далеко не все из них дошли до сельских товаропроизводителей, причиной чему являются введенные еще в начале 2000-ых годов чрезмерно жесткие условия гарантий возврата денежных средств за лизинговые поставки техники и другой продукции (обязательные гарантии местной администрации, коммерческих структур, залог имущества хозяйств), что не под силу основной массе хозяйств со слабой экономикой и доступно только небольшой прослойке экономически сильных сельхозпредприятий и холдингов. В результате подавляющая часть сельских товаропроизводителей многие годы не могли пользоваться лизингом техники, хотя именно они прежде всего нуждаются в такой форме её поставок.

Центральной проблемой выхода рынка материально-технических ресурсов для села  из кризиса является максимально возможное повышение покупательной способности сельских товаропроизводителей как за счет собственных средств, так и финансовой поддержки со стороны государства, включая субсидирование цен на важнейшие виды техники и ресурсов.

Очевидно, что ослабление финансовой базы сельских товаропроизводителей за годы кризиса (снижение прибыли и рентабельности производства, рост кредиторской задолженности, намного превышающей прибыль),  не позволяет надеяться на то, что хозяйства смогут в ближайшие годы повысить покупательную способность на рынке МТР.

Главным источником решения этой задачи является финансовая поддержка со стороны государства и отчасти инвестиции коммерческих структур, которые должны стимулироваться со стороны государства (прежде всего по линии льготного их налогообложения).

Хотя в ближайшие годы прогнозируется дефицитность федерального бюджета России вследствие падения мировых цен на нефть, значимость сельского хозяйства как гаранта продовольственной безопасности страны настоятельно требует повысить долю поддержки аграрного производства в расходной части федерального бюджета с 1 хотя бы до 6-7%. В противном случае материально-техническая база села будет по-прежнему разрушаться со всеми негативными для страны последствиями.

С целью повышения покупательной способности сельских товаропроизводителей на рынке средств производства необходимо ввести субсидирование из федерального бюджета части цены поставщиков на важнейшие МТР – тракторы, комбайны, автомобили, сложное дорогостоящее оборудование для животноводства, минудобрения и горюче-смазочные материалы в размере не менее 30 % от их заводской цены.

Эта финансовая поддержка со стороны государства позволила бы увеличить емкость рынка ресурсов для села и одновременно оказать поддержку заводам-поставщикам в увеличении объемов реализации их продукции, что особенно важно для предприятий сельхозмашиностроения, находящихся в упадке.

Вместе с тем следует всемерно распространять опыт ряда региональных администраций по субсидированию за счет региональных бюджетов приобретения новой техники сельскими товаропроизводителями, что также способствует ускорению их выхода из кризиса платежеспособности.

Одновременно необходимо совер­шенствовать ценовую политику на ма­териально-технические ресурсы для сельского хозяйства, основы которой были заложены в 1990-х годах, в начале реформирования экономики страны. Были провозглашены свободные цены на ресурсы при свободной конкурен­ции поставщиков на рынке средств производства. Однако очевидно, что «свободная конкуренция» на рынке вылилась в его монополизацию груп­пой крупнейших поставщиков, кото­рые диктуют монопольно высокие цены на продукцию в ущерб интересам потребителей. Причем на внутреннем рынке цены на материально-техниче­ские ресурсы (МТР) во многом зависят от цен на мировом рынке – особенно на нефтепродукты, газ, минеральные удобрения и др. Отсюда заинтересован­ность монополий в максимальном при­ближении цен на внутреннем рынке к мировым, которые, как правило, зна­чительно выше внутренних. Такое по­ложение не выдерживает критики, по­скольку мировые цены зависят от конъюнктуры рынка, спроса и предло­жения на продукцию, и чем эти цены выше, тем больше доходы государства от экспорта продукции, что соответст­вует национальным интересам России.

Внутренние цены на МТР, от уров­ня которых зависят стоимостные про­порции между отраслями экономики страны, не могут следовать за мировы­ми. Они должны способствовать нор­мальному развитию всех отраслей, пре­дотвращать возникновение ценового диспаритета между ними.

В основу регулирования цен должны быть положены фактические издержки на производство и перевозку продукции и нормативная рентабель­ность, включающая накопления на расширенное воспроизводство в ресур-сопоставляющих отраслях.

            Одновременно следует решительно пресекать стремление монополий повышать внутренние цены на их продукцию до уровня более высоких цен на мировом рынке, складывающихся под влиянием конъюнктуры на этом рынке. Такое выравнивание цен выгодно монополиям, но может нанести большой ущерб российской экономике, поскольку приведет к неоправданному росту производственных затрат предприятий, падению рентабельности производства, в том числе и особенно в сельском хозяйстве.

Особое внимание следует уделить экономическому механизму взаимоот­ношений сельского хозяйства с рын­ком нефтепродуктов, который наибо­лее монополизирован и наносит боль­шой ущерб экономике села. Затраты на горючее и смазочные материалы составляют 25% всех затрат на приобрете­ние материально-технических ресур­сов (а в недавние годы - 39%). Некон­тролируемые цены на горючее и сма­зочные материалы оказывают негатив­ное влияние на общие издержки производства сельхозпродукции. Следует приветствовать  меры  государства  по  снижению на 10% оптовых цен на дизтопливо и автобензин для сельского хо­зяйства в 2009 г. и продолжение этих мер в 2011 г.

Одновременно необходимы регулирующие меры государства по ограничению объемов экспорта энергетических ресурсов и минудобрений в ущерб интересам сельского хозяйства, поскольку потребление в отрасли ГСМ за годы реформы упало в 4-5 раз, а минеральных удобрений в 9 раз.

В связи с этим следует установить государственные квоты на поставку  сельскому хозяйству ГСМ и минудобрений, при невыполнении которых энергетические монополии и химические предприятия не имели бы права экспорта этой продукции за рубеж.

Необходимы меры, ограничивающие монополизацию рынка ресурсов, восстановление на нем свободной конкуренции, которая призвана ослабить диктат монополий в интересах потребителей МТР и, прежде всего в ценообразовании на них. Здесь должна сыграть большую роль Федеральная антимонопольная служба (ФАС), призванная препятствовать образованию монополий, искусственному завышению цен на продукцию в интересах получения монопольной сверхприбыли.

Отечественной ФАС следует широко использовать опыт аналогичных служб в развитых странах и их антимонопольное законодательство, предусматривающее суровые меры воздействия на монополистов – вплоть до принудительного разукрупнения монополий на несколько конкурирующих фирм, введения ограничения цен на их продукцию, высокие штрафы, административную и уголовную ответственность руководителей монополий за нарушение антимонопольного законодательства. Такие меры  приносят конкретный эффект, поскольку, например, уровень санкций может нанести большой ущерб конечным экономическим показателям монополии, вплоть до ее разорения.

Важным резервом повышения покупательной способности сельских товаропроизводителей могла бы стать отмена взимания НДС с цен на материально-технические ресурсы, который удорожает их в период приобретения на 18 %, отвлекая от сельхозпроизводства более 40 млрд. руб. в год. Возвращают этот налог хозяйствам через несколько месяцев с большими бюрократическими процедурами и далеко не полностью. Если государство заботится о росте приобретения МТР селом, целесообразно отменить взимание НДС в момент их реализации, а предусмотренную в бюджете сумму его компенсации зачислить в доход бюджета. Это позволило бы увеличить реализацию МТР селу за счет высвободившихся средств.

Учитывая кризисное состояние материально-технической базы сельского хозяйства, которое еще более усугубилось стихийными бедствиями 2010 г. (засуха, пожары) следует отменить введенные в начале 2000-х годов чрезмерно жесткие условия гарантий возврата денежных средств по лизинговым платежам за технику и передавать ее в лизинг всем хозяйствам, еще способным проводить мехработы своими силами, что позволит поднять уровень механизации производства и получить дополнительные объемы сельхозпродукции.

Поскольку   потребность   в   лизинговых   поставках  техники   очень велика, необходимо также всячески развивать лизинг машин селу за счет собственных и заемных средств коммерческих банков, компаний и других структур. Такой лизинг будет дополнением к государственному лизингу, объемы которого ограничены возможностями финансирования села из федерального и регионального бюджетов.

С этой целью следует, используя опыт развитых зарубежных стран, экономически стимулировать привлечение банковского капитала для  финансирования лизинга техники для села путем предоставления банкам льгот по налогообложению в размере до 20 % от суммы фактических инвестиций в финансирование лизинга. Но условием таких льгот должно служить обязательство банков взимать с лизингополучателей минимальную ставку рефинансирования (в пределах 6-8 % годовых) и сохранить льготные условия лизинга для хозяйств, предусмотренные государственным лизингом.

Предлагаемые меры призваны способствовать скорейшему выходу рынка материально-технических средств для села из кризиса путем усиления регулирующей роли государства в направлениях, широко применяемых в развитых зарубежных странах, в течение многих лет обеспечивающих высокий экономический эффект для аграрного сектора.

 

 

Алферьев Владимир Петрович, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом рынка средств производства и услуг Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства

тел. (499)195-60-47, 8-909-686-48-63

E-mail: a0206v@mail.ru

 


Приложеные файлы: О мерах поддержки ресурсообеспечения сельского хозяйства